Безумие Хид

Безумие Хид

крутая игра...

Описание игры
Устройство мира Мир несет имя Хид. И представляет собой он плоскость, где, словно лоскутное одеяло, сшиты между собой то ли кусочки иных миров, то ли это зоны одного мира, который каким-то образом разделился. Так или иначе, мир в целом можно так же представить, как множество пчелиных сот. Ибо каждый кусочек мира внешне имеет форму правильного шестиугольника и, если идти вдоль границы миров, где находится туман, то так и получится, что это просто правильный шестиугольник со стороной пятнадцать километров. Но если идти напрямик, то внутри ячейки может быть как что-то меньше по площади относительно площади обычного шестиугольника со стороной пятнадцать киломемов, так и что то больше. Иногда ячейки меняют относительно друг друга расположение. Иногда вход в другую ячейку односторонний. Иногда я дрочу свои извилины через ухо. Да, каждую ячейку друг от друга разграничивает туман. И не известно, что это за туман такой. Но через него можно пройти в ячейки, расположенные по другую сторону тумана. С ячейками за туманом нельзя как-либо взаимодействовать, находясь на территории другой ячейки. Чаще всего это довольно безопасно, однако иногда можно попасть в Лимб. Лимб – это место, которое иногда возникает при некорректном перемещении через туман. Время относительно окружающего мира в нем перестает течь, и в нем нельзя умереть. И ты вынужден находиться в нем некоторое субъективное время. Иногда это несколько секунд, а иногда миллионы лет. Чаще всего в Лимб попасть можно, если ячейка меняет свое положение относительно других ячеек. Внутри ячеек могут быть совершенно разные погодные условия, не зависящие друг от друга. Могут быть моря, океаны, горы, пещеры и, в общем и целом, что угодно. В основном это что-то относительно обычное, но иногда бывают и аномалии. Ячейки имеют различные имена, которые возможно что-то значат. А может, и нет. Устройство магии Магия является одной из основ этого мира, хоть в нем самом по себе ее нет. Она так или иначе связана с различными психическими расстройствами или маниями и смертью. Да, в Хид магия приходит через смерть разумного, который по тем или иным причинам не в ладах с головой. Чаще всего концепция той или иной магии ненадолго остается в Хиде и уходит из мира с разумным, который принес ее. Дело в том, что для закрепления магии в мире необходимо совершить ряд действий. Для начала надо сделать магию осязаемой для разумов других существ. Для этого надо разобраться со своей больной головой и смочь осознать свою собственную магию самому. А после запечатлеть ее либо в чужом разуме, либо в каком-нибудь предмете. Среди предметов якорем для магии может быть что угодно. Книга, мозг в формалине, таблетка, механизм, камень, в который маг высказал свои мысли, говорящая кукла. Магия сама подскажет подходящий сосуд, и такой сосуд называется гримуаром. Иногда гримуары могут даже осознать себя и действовать самостоятельно. Порой гримуары опаснее магов, ибо являются вместилищем чистого магического безумия. Гримуар чаще всего это последний оплот существования той или иной магии, и его достаточно сложно разрушить, для этого может быть множество уникальных условий. Но есть один универсальный всем известный способ. Метод расфокусировки магии требует обучения магии от одного разумного. После этого гримуар становится уязвимее на некоторое время. Чем больше разумных обучено магии, тем уязвимее гримуар. В момент уязвимости гримуар может разрушить любая достаточно мощная атака. Ну а потом надо еще убить всех обученных магии разумных, и тогда магия все же пропадет из мира. Иным якорем для магии могут быть Обучившиеся или Пришедшие, которые обучились. В некотором роде они тоже гримуары, но их отличает от гримуара то, что тот может быть только один и, пока он существует, другой не создать. Вообще, маги делятся по множеству признаков. По тому, как они получили магию, они делятся на Пришедших и Обучившихся. Первые это разумные существа, принесшие своей смертью магию из иных миров. Вторые это жители Хида, которые обучились магии. Самих пришедших так же иногда делят на подгруппы. На тех, у кого психические отклонения были задолго до смерти и не имеют к ней прямого отношения. И тех, кто сошел с ума во время близкое к своей кончине в родном мире. Сама магия так же может делиться по нескольким признакам. По вектору магия может делиться на проклятую, благословенную и нейтральную. Это зависит от отношения к магии в момент ее получения. Но чаще всего так получается, что те, кто сошел с ума близко к смерти, имеют либо проклятую, либо благословенную магию. А нейтрально к магии в основном относятся либо обучившиеся, либо те, у кого смерть и проблемы с головой изначально не связаны. Вектор магии определяет усиление от психологического состояния и саму по себе возможность этого усиления. Иногда усиление бывает отрицательным, и тогда магия может даже повернуться против своего носителя. На примерах это работает следующим образом. Маг, обладающий проклятой магией, будет черпать силу из негативных эмоций, но при их отсутствии будет становиться слабее. Маг с благословленной магией будет так же взаимодействовать со своей магией, но сила и слабость будет рассчитываться от позитивных эмоций. Маги нейтральные не зависят от эмоций в плане силы. Если, к примеру, благословенный маг придёт к выводу, что его магия проклята, то она может полностью поменять действие на противоположное либо сменить вектор на противоположный. Так же магия делится по источнику энергии и может быть следующих типов. 1. Пассивное поглощение. 2. Активное поглощение. 3. Генерация. 1. Маги поглощают из окружающей среды различные типы энергии пассивно и используют ее для совершения магических действий. Это могут быть энергии природы, эмоций, мана или даже радиация. Маги такого типа зависимы от окружения и могут попасть в магический вакуум. Среди трех типов они обладают в основном средним запасом энергии. Имеют возможность обучаться иной магии, но не так эффективно, как маги с активным поглощением. Могут поглощать энергию других магов при условии одинаковости энергии. 2. Этот тип источника требует совершения различных уникальных и не очень ритуалов. Это может быть что угодно от, например, дрочки до массовых жертвоприношений. Эти маги не могут иными способами получать энергию и передавать ее другим из-за слишком большой уникальности энергии. Лучше всех могут научиться какой-либо магии. Их магию нельзя отключить. У них самый большой резерв энергии. 3. Использование этого типа энергии не требует каких-либо действий или дополнительных усилий. Генераторы всегда генерируют один тип энергии, а именно обыкновенную ману, из-за чего могут быть батарейкой для тех, кто обладает пассивным поглощением маны. Чаще всего не могут иметь иную магию, ведь для пользователей с таким источником практически всегда первая магия пассивна и забирает всю ману. Т.е. они практически не имеют энергии. Да, есть возможность обучиться не одной магии, а нескольким, но это множит безумие внутри головы мага и сопряжено с большими рисками. Иногда можно еще больше увязнуть в безумии, потерпев неудачу в изучении магии. Первая магия определяет магический источник у обучаемых, для любой магии есть свой родной магический источник. Существует магия, которая может менять свойства вещей и живых существ. Результаты такой магии называют чарами. Так же порой случается, что магия, поддерживающая те или иные чары, ушла из мира, но след ее воздействия остался. Такие останки мертвой магии называют реликтами. И да, реликты функционируют даже после смерти магии. Зачарованные животные и живые реликты называют монстрами. Зачарованные и реликтовые предметы называют артефактами. Еще бывают растения, которые скучно называют просто магическими растениями вне зависимости от того, реликты они или зачарованные. Кстати, живые реликтовые и зачарованные существа могут давать потомство с теми же свойствами. И все это принято ранжировать по уровню опасности, ибо хоть это и не гримуары, но все же результат чужого безумия. Так же стоит уточнить, что чем опаснее артефакт, тем он, вероятно, полезнее. 1. Обычный. 2. Некритичный. 3. Критичный. 4. Давящий. 5. Опасный. 6. Смертельный. 7. Концентрат. 1. Это практически обыкновенные предметы, и действительно опасных среди них, в общем то, нет. Нож этого ранга, например, будет чуть лучше резать, чем обычный, или чуть меньше тупиться. Корова этого ранга, к примеру, сможет давать чуть больше молока. Реликтовых предметов этого уровня не существует. Монстры этого ранга практически не обладают какими-либо особенностями. Чары этого уровня слишком лёгкие и умирают вместе с магией. 2. Опасность этих предметов может проявиться только, если контактировать с ними очень долгое время, или если у вас изначально есть предрасположенность к проблемам с психикой. Нож этого ранга, к примеру, будет уверенно резать практически все, что не зачарованно, и при этом совершенно не затупится. Корова этого ранга сможет давать кучу молока, а ее мясо будет, к примеру, лечить лёгкие раны. Этому рангу так же соответствуют всякие мелкие монстры-вредители и магические сорняки. Реликтов на этом ранге нет. 3. Первый действительно опасный ранг. Неподготовленного пользователя артефакт этого ранга сломает за неделю. Если привести в пример нож, то он даже будет способен пробить слабенькую магическую защиту. Корова этого уровня может сожрать стаю напавших на нее волков. Монстры этого ранга в больших количествах могут одолеть, при некоторых обстоятельствах, мага. Реликтов на этом уровне нет. 4. Артефакт за неделю может надломить и подготовленного пользователя. К примеру, нож этого уровня может тебе помочь написать курсач. Да и корова тоже. Да и монстры. И самое главное, что реликты этого ранга тоже помочь могут, ибо они существуют. Монстр или подготовленный разумный с артефактным оружием этого ранга может, при некоторых обстоятельствах, убить мага один на один. 5. Артефакт этого ранга уничтожит твой разум за три дня. Ножик этого ранга… ножик? НОЖИК? ХУЕЖИК! Шедевр! Произведение искусства! Корова этого ранга заставит тебя давать молоко, если потребуется. Монстр или подготовленный разумный с артефактным оружием этого ранга может уверенно сразиться с магом. На этом ранге появляются разумные монстры. 6. День контакта с этим артефактом и ты в могиле. Нож этого ранга может ранить бога. Корова этого ранга может затопить молоком целую ячейку. Монстры этого ранга могут сражаться против действительно сильных магов. А разумным уже не нужна никакая особая подготовка, чтобы иметь возможность сражаться с магом. 7. Артефакт этого ранга уничтожит тебя. Нож этого ранга может резать пространство и время. А корова равна полубогам. Монстры этого ранга чудовищны. А человек с артефактом такой силы может уничтожить ячейку. Предметы и существа этого ранга чаще всего единственные произведения своей магии. Стоит заметить, что, когда речь шла о магах, имелся в виду маг средней силы. И да, единой системы ранжирования магов нет. У магии есть одно интересное свойство. Если магия используется против или на том, кто что-то знает об этой конкретной магии, тем она сильнее. Из-за этого при битве равных магов может выиграть тот, кто расскажет больше о своей магии. Правда это же может сыграть против него. В общем и целом, это палка о двух концах, и кто-то пользуется этим таким образом, что даже выкрикивает при каждом использовании магии название, полностью раскрывающие ее суть. А кто-то, наоборот, этим не занимается, считая, что сила его магии в недоступности механизмов ее работы для противника. Пришедшие приходят в мир одним путем, через смерть, но на моменте явления их в мир пути их разнообразны. Известны случаи, когда пришедшие являлись в Хид в первозданном виде. Известны случаи, когда пришедшие являлись в мир в виде чьего-либо потомка, при этом далеко не всегда того же пола, что был у них в родном мире. Известны случаи, когда пришедшие занимали место другого человека. Частных случаев тех или иных вариантов явления пришедших огромное множество. Главным из таких случаев был тот, когда появился пришедший, который своей магией мог призывать других пришедших в огромных количествах. Кроме того, он мог подчинять их своей воле. Но это было очень давно и записей о тех временах осталось не так чтобы много. Не известно даже то, насколько на самом деле давно это было. Расы В мире Хид огромное количество разнообразных рас разумных существ. Так что прямое их перечисление не имеет смысла. Но так или иначе все расы подчиняются одному простому правилу: чем дальше от гуманоидных канонов, тем менее распространены ее представители в Хид. Истории о появлении самых распространенных расах можно найти в крупных древних библиотеках. Там же можно разыскать подробное описание большинства рас. Так же есть в мире Хид такой общеизвестный и довольно распространенный признак нового пришедшего, как людизм. Людизм проявляется из-за того, что пришедший из мира с единственной расой использует в речи такие конструкции как «пятьсот человек народу» и «я тебя по-человечески прошу». И да, как понятно из примера, грешат этим именно людские расы. Связанно это с тем, что они самые распространенные в мире Хид. В официальной речи и документации используется термин «разумное существо», а в разговорной речи используется «щестузар». Так же если коротко пройтись по классификации самых распространенных рас, то стоит упомянуть перед этим, что расы образуют расовые группы и делятся на подрасы. Человекоподобная группа делится на людей, эльфов, гномов. Люди делятся на Эбонитов, Нордитов и Талхээрдцев. Эбониты – это темнокожие люди, проживающие преимущественно в жарких регионах. Нордиты – это светлокожие люди, проживающие преимущественно в регионах с умеренным климатом. Талхээрдцы – это люди с узким разрезом глаз, проживающие преимущественно в степных регионах. Эльфы делятся на Светлых, Темных, Бронзовых. Светлые – это самые рослые и светлокожие, так же не редко называются высокими эльфами, проживающие преимущественно в местах с умеренным климатом в уединении. Темные – это темнокожие эльфы, проживающие преимущественно в горных пещерах. Бронзовые – это эльфы с бронзовым оттенком кожи, проживающие в лесах, самые низкорослые среди эльфов. Гномы делятся на гномов, дворфов и хоббитов. Гномы – это низкоросла раса, проживающая в глубинах пещер. Дворфы – это раса, проживающая в горах и отличающаяся от гномов более крепким телосложением и высоким ростом, сравнимым с человеческим, но при этом они имеют гномьи пропорции, от чего выглядят гномами-переростками. Хоббиты – это низкорослая раса, приспособленная к проживанию на равнинах умеренных широт. Оркопободная группа делится на орков, балиаров, гоблинов. Орки делятся на думов, жженцев и хаев. Думы – это краснокожие орки, предпочитающие селиться в жарком климате. Жженцы – это серокожие орки, предпочитающие селиться в горах. Хаи – это зеленокожие орки, предпочитающие степи. Балиары в целом отличаются очень высоким ростом, делятся на огров, троллей, циклопов и великанов. Огры это жители равнинных просторов, предпочитающие прохладный климат. Тролли селятся в горах и пещерах и имеют самый низкий рост среди балиаров, хотя при этом выше многих других рас. Циклопы селятся в лесных регионах. Великаны предпочитают умеренный климат и выглядят, на самом деле, практически как люди за исключением роста. Гоблины ни на кого не делятся, это раса низкорослых разумных без особых предпочтений в том, где селиться. Это были две самые распространенные группы с наибольшей частотой встречаемости представителей. Так же есть много других групп, но их хоть сколько-нибудь подробное описание займет действительно много времени.
Правила игры
ДЛЯ ПОЛУЧЕНИЯ УНИКАЛЬНОЙ РОЛИ ПИШИТЕ В ЛС "GoH" или "Булочка Сизюмом"!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! ----------------------------------------------------------------------------------------------------------------- Есть лишь одно железобетонное правило: Гох тут самый крутой. Он… То есть я тут царь и бог, и вы должны ему… То есть мне завидовать. Далее будут рекомендации, как не навлечь его… То есть мой гнев на себя. В целом старайтесь следовать правилам NCG по вопросам грамматики и пунктуации. Да и вообще в целом правила NCG это круто, так что следуйте им, и меньше вероятности получить вам по шапке. Пишите интересно. Так что бы он… То есть я прям хотел это читать не отрываясь. Не то что бы в других местах вы пишите скучно. Просто в других местах я особо никого из местных не читаю, если это не сорол, конечно. Слушайтесь маму и ешьте кашу. Не то что бы он… то есть я буду это проверять. Просто имейте в виду. Как самодур и тиран могу ввести любое рандомное правило, и что вы мне сделаете? По поводу этих ваших половых отношений. Разрешено все, ибо в целом мне положить. И мб создам отдельный чат только для своих, если конечно, кто-то вообще будет в это играть, чтобы не смущать жителей основных чатов. Ну и чтобы было еще одно место, где я могу вести себя как самодур и тиран Я запрещаю упоминание лета, солнца, жары, цветов, котов, пыли в постах. Шутка юмора. Можно кидать ссылки на пикчи и музыку, если это вам надо для поста. Но в целом, как по мне, это для слабаков. Вероятно, я буду адаптировать таймер игры под количество народа. Аля, если будет всего два играющих чела, то таймер будет семь дней. Ну а если семь играющих, то таймер будет на одни сутки. Кто не видит сны, когда я говорю смотреть сны, тот редиска. Я оставил несколько примеров того, какими примерно я вижу персонажей этой игры. Это является прямейшей рекомендацией. И да, не делайте прям имбы. Пытайтесь в баланс. Сопли придумал додик. Я мб еще чего вспомню. И написать не напишу. Но наказывать за это буду. Так что бойтесь. И вообще я запрещаю играть в эту игру. А вы что думали, что в сказку попали? А вот нет. Страдайте. В актуалочке куча инфы, которая не влезла в основу. Лучше глянуть.
Актуальная информация
Организации Хида В мире Хид есть организации разной степени могущественности. О самых известных из них далее пойдет речь. Пайманагир (дословно с армянского «договор») организация, позволяющая при помощи особой передаваемой внутри нее магической практики заключать нерушимые договоры. Ее члены не говорят ничего, кроме правды, которую они знают, если вообще что-то говорят, ибо знают цену каждому слову и каждой паузе. Пытать их бесполезно, ведь и они сами повязаны огромным количеством договоров, что отражается на их телах. Особенно это заметно у старейших представителей организации, ибо их тела покрыты таким плотным слоем меток, что их кожа становиться черной броней из шрамов с уникальным рисунком. Каждая метка представляет собой черную круглую татуировку с заключенным в ней рельефным шрамом цвета родного тела. Представители организации не имеют каких-то своих знаков отличий, ведь из-за количества меток их и так не трудно определить. Членов организации называют пайманами (пайман, если мужик, паймана, если нет, соответственно). В организации давно нет лидера, да и сама она децентрализована. Вероятно, первым и единственным лидером был тот, кто принес магию контрактов в этот мир. А необходимости в лидере нет, ибо договоры на их телах составлены таким образом, что любое решение будет рассмотрено честно и беспристрастно на специальном собрании под названием «летучка», если рядом будет два и более члена организации. Для принятия действительно важных решений организация может собрать сотни и даже тысячи пайманов, но происходило это действительно редко. Описание магии. Среди пайманов уже давно нет того пришедшего, что дал эту магию, так что все они обучившиеся. Так же сами пайманы самые стабильные в плане психического здоровья. Из-за того, что это нейтральная магия, это так же работает на стабильность пайманов. Но не дает им усиления. Их магический источник является достаточно уникальным для магии, ибо, несмотря на то, что сам генерирует ману, при этом оставляет некоторый, хоть и малый, простор для изучения иной магии. Магия пайманов это пассивно готовый к оформлению контракт. Он не может принуждать к соглашению, и тот, с кем контракт заключается, должен иметь возможность хотя бы в голове дать согласие. Эта магия практически не имеет боевого применения, за исключением возможности заключить контракт практически с любым разумным или не очень существом. У пайманов есть особый магический инстинкт, который в момент заключения контракта дает возможность понимать слова и намеренья разумных и не особо разумных существ. Кроме того, пайман или иной пользователь контракта понимает контрактных существ во время исполнения ими контракта, но при большом количестве таких существ и при большом их отличии от разума того, с кем заключен контракт, может наступить безумие. П.И.Д.О.Р (Поиск Идеальных Дорог и Отличных Решений) организация, магия которой позволяет найти путь, каким бы он ни был, и куда бы он не вел. Главное, чтобы его можно было найти и пройти. Поисковики, а именно так зовут членов этой организации, занимаются помощью в огромном спектре областей деятельности. Поиск пропавших вещей, должников, талантов, сопровождение людей и особо важных грузов в крайне опасных районах да и много чего еще, на что хватит фантазии. Правда, есть и ограничения. Есть зависимости от того, как хорошо поисковику смогли объяснить, как хорошо он все понял, как смог представить, насколько сложный путь, скольких поисковику придется с собой вести разумных. Поисковики, как и многие другие, сотрудничают с пайманами в работе с клиентами и не редко имеют десяток-другой меток контрактов на теле. Нередко поисковики становятся одержимыми путями даже при том, что их невозможно достичь, и от чего уходят в такие места, где их не могут найти даже другие поисковики, так что задавайте запросы на поиск правильно. Говорят, что первый среди поисковиков прошел путь к бессмертию и тронулся умом, но окончательно сошел сума, когда попытался найти путь к смерти. Маг-поисковик всегда должен что-то искать, иначе он может потерять себя. П.И.Д.О.Р является организацией без лидера. Когда-то им был пришедший, что первый имел эту магию, но теперь он ничего не сможет найти. Каждый поисковик действует обособленно и никому из других поисковиков не должен, ведь у каждого свой путь. Однако, у них есть свой фонд, куда они сбрасываются деньгами. Из этого фонда они содержат огромный гостиничный комплекс в (нет названия) и сеть гостиниц, где часто отдыхают, обмениваются информацией (что, разумеется, увеличивает вероятность успеха поиска), ведут неофициальный рейтинг, оставляют свои семьи, вещи и деньги в безопасности. Описание магии Для пришедшего эта магия была благословением, однако с утратой смертности для него она стала сродни проклятию. Из-за этого магия для него обернулась вспять. Теперь нет пути, который он может найти и пройти. Теперь он вечно в тюрьме собственного бессмертного нерушимого тела, которое не способно куда-либо двинуться и что-либо разыскать. Он стал живой статуей из плоти и крови. И «сидит» на давно уже истлевшем стуле в главном гостиничном комплексе в качестве экспоната, сложив руки и свесив голову. Эта магия далека от психологической стабильности. Эта магия не имеет стабильного магического вектора, и чуть ли не каждый пользователь определяет для себя проклятие ли это или благословение. Так же может быть и нейтральной. Их магический источник – это генерация, при этом не оставляющая какой-либо возможности для изучения иной магии. Да и сама магия крайне прожорлива и часто быстро «съедает» запасы магии других магов. Магия поиска – это пассивное чувство правильного направления действий для достижения поставленной цели. Цель можно менять раз в сутки или задавать новую при достижении текущей. Цель может быть любой: от «где этот блядский носок?» до «смысл жизни». Только в первом случае эта магия позволяет справиться за секунды, а во втором она может сжечь разум своему носителю. Теоретически, все же при помощи этой магии можно достичь любой цели. Но путь может превышать возможности поисковика. Поиск – магия вероятности. Даже если цель не существует, есть крайне низкий шанс того, что ее можно достичь. Правда, в итоге это может обернуться против поисковика и ищущих. Академия крупная и достаточно закрытая организация, занимающаяся магией в том или ином виде. Для полного понимания их деятельности стоит знать личности, создавшие эту организацию. Академию создали четыре мага близнеца, которые олицетворяли четыре стихии. Вместе они оставили гримуар, один на четверых, и назвали его «истинной магией», что, разумеется, не так. Друг друга они так любили и восхваляли, что проводили практически все свободное время в инцестных оргиях, пока не умерли. Что забавно, все они были бесплодные и, в отличие от многих прибывших, не оставили никаких потомков и наследников, кроме самой Академии, так что Академия в некотором роде плод инцеста. При всем при этом, у них было четыре различных взгляда на магию, что создало внутри Академии четыре течения. Течение огня не принимает никакой другой магии, кроме «истиной», и старается уничтожить любую другую магию, если есть возможность. Течение воды, напротив, желает коллекционировать гримуары другой магии, стараясь почерпнуть что-то для «истинной» магии. Течение воздуха желает навязать другим магам «истинную» магию и доказать, что она лучшая в мире. Течение земли, наоборот, считает, что стоит закрыться от всего мира и развиваться самостоятельно. Четыре этих течения не воюют друг с другом, но находятся в постоянной конкуренции за лидерство в развитии «истинной» магии. Иерархия этой организации основывается на силе магии. А сильным можно стать в данном случае двумя путями: либо изучая одну стихию максимально глубоко, либо изучая больше стихий. Описание магии. «Истинная» магия в своей основе – это магический конструктор, из которого в итоге вылепили магию четырех элементов. Изначально маги стихий использовали ее по наитию, и из-за этого она была крайне нестабильной. Однако позже, запечатлев свою магию в общем печатном труде «Истинная магия» в виде формул, расчетов и слов, сделали ее более стабильной, хоть и потеряли возможность на нее влиять при помощи эмоций. Они сделали из своей магии науку, которую можно развивать и неизвестно, где придел ее развития. Из-за этого эта магия считается нейтральной. Источник магии – это пассивное поглощение энергии элемента(-ов) изученной магии. Для использования магии требуется произнесение речевого магического конструкта на языке прибывших. Фонд (да в некотором роде это отсылка на фонд SCP, но это чисто по приколу и к фонду SCP отношения, разумеется, не имеет) организация, занимающаяся изучением мира Хид и магии. Большая часть ее членов не являются магами. «Почему у магии такие механизмы возникновения и взаимодействия с миром?» – главный вопрос для этой организации в этом направлении. Кроме того, они изучают религиозные культы, историю, физику, географию и многие другие науки. Особенно стоит отметить изучение аномальных явлений в мире Хид таких, как его основное устройство, туман, бездна Тинна, врата-в-дали, сломанный город, железный океан, лимб и многих других менее известных аномалий в этом мире. Магия так же признана аномалией, и это так же является одной из причин ее изучения. Организация имеет настолько мощную спонсорскую базу, что проще сказать, кто ее не спонсирует. Возглавляется советом из тринадцати наилучших ученых. В организации так же присутствует уровневая система допуска, где пятый уровень наивысший. Из-за чего совет лучших ученых так же называется У5 (опять отсылОЧКА). Кратко об аномалиях, ранее упомянутых. Устройство мира таково, что отличается от всех тех миров, откуда явились пришедшие. Так что Фонд спонсирует огромное количество экспедиций по всем Хиду. Туман, как часть устройства мира, так же под постоянным взглядом ученых Фонда. Лимб, как аномалия в работе аномалии, особенно интересует Фонд. Он платит огромные суммы за рассказы тех, кто там побывал. Бездна Тинна возникла как-то раз в одной из ячеек. Согласно истории некто Тинн Обинс вошел в ячейку, и после этого там возникла бездна. Что произошло? Никто не знает. Но теперь ячейка, в которой была огромная страна, представляет собой бездну с узкой (шесть метров) полоской земли вдоль тумана. А все остальное это бездна. Более того, в бездне теперь есть город, названный в честь Тинна. И спуститься туда можно только по особым путям, которые называются «тропами бездны». Это особые места на стенках бездны, где сила притяжения тянет людей и предметы к себе. Обычно эти места отмечены канатами, которые привязаны столбиками к стенам с двух сторон от тропы. Но бездна уходит так глубоко, что не известно, куда они ведут и ведут ли вообще куда-нибудь. Город находится как раз на одной такой крупной области. Врата-в-дали это такая аномалия, которая в чем-то похожа на бездну Тинна, но не зафиксировано, после чего она возникла. В одной из ячеек одна из сторон ячейки недостижима, а подключенной к ней ячейки с той стороны как будто не существует. Сколько бы разумные не пытались достичь, у них не выходит. При этом вдали видны гигантские врата. По расчетам они примерно сорок метров в ширину и сто в высоту. Иногда врата немного приоткрываются, и луч света, который пробивается сквозь них, явно сильнее, чем светимость небесного светила. Так или иначе достичь этих врат невозможно. Уже много поколений различных разумных идут в ту сторону. Многие осели в глубинах ячейки, из-за чего появились села, города и даже целые страны. Путь к вратам медленнее, чем от них, и имеет отношение один к десяти, однако, если свернуть в другие четыре области, где есть туман, то таких эффектов не наблюдается. Сломанный город – это огромный мегаполис, имеющий не определенный размер. В городе часто происходят чудовищные природные катаклизмы в виде извержений вулкана, цунами, ураганов, землетрясений и пр. Но следы этого редко можно заметить, ибо город всегда каким-то образом восстанавливается. Так же город находится в ячейке без перепадов высот. Перейдя из другой ячейки в ячейку города, ты появишься в случайном месте города. И для того чтобы выйти из города, необходимо пройти тридцать километров конкретно с этой целью. Но если твоя цель не выйти из города, то тогда своей цели ты достигнешь всего через шесть и меньше километров. При условии, что твоя цель это остаться в городе или натыкаться на случайные места, то ты просто будешь блуждать по городу и натыкаться на случайные места. Если у тебя и вовсе нет цели, то можно остаться блуждать по городу навечно. В городе ничего не повторяется, и нет ориентиров, даже если тебе кажется, что ты их нашел. Нет в городе и определенного стиля зданий. Каждый раз, когда ты приходишь в город, он уже другой. Да даже если просто перемещаться по городу, он будет постоянно изменяться с каждым поворотом за угол. Единственная возможность куда-то прийти это иметь цель в пути. Железный океан – это ячейка, ставшая местом битвы двух крайне могущественных магов, имена которых затерлись в истории. Во всей этой ячейке ничего нет, кроме бескрайней железной пустыни с торчащими тут и там огромными костяными руками, покрытыми сплавленным железом. Иногда руки будто шевелятся. Более по этому месту нет данных. Елленфелек религиозно-рыцарский орден, находящийся в данный момент в расколе. Дело в том, что рыцари этого ордена используют артефактные мечи и доспехи, произведенные в самом ордене жрецами мертвого Бога. Бога, по их мнению, единственно верного. И понятное дело, что жрецы эти, по факту, маги-артефакторы. При этом, по убеждениям одних, магия это абсолютное зло и должна быть полностью искоренена, и надо перебить сначала всех магов вне ордена, потом внутри ордена, а затем уничтожить все артефакты. По убеждениям других, магия это абсолютное зло, но на жрецов и артефакты, даже не созданные жрецами, это не распространяется. В мыслях третьих, магия – это не совсем зло, но от нее требуется защищать обычных людей, и для этого годятся только артефакты из ордена. Ну и еще одна группа считает, что магия злом не является, и просто защищают слабых от сильных, пользуясь для этого любыми артефактами. И это только основные течения внутри ордена. А о Боге и вероятном создателе за приделами ордена и вовсе либо известно мало, либо и то, что известно, неправда. Не ясно и то, что известно самим рыцарям ордена и известно ли на самом деле что-нибудь. Бытует мнение, что, на самом деле, связующей целью для всех течений в ордене является именно поиски правды о Боге и создателе ордена, чтобы наконец прекратить внутреннюю междоусобицу. Вероятно, если бы организация была бы более сплочённой, то могла бы стать самой могущественной в мире Хид. Иерархия в ордене так же неоднородна. В различных течениях капитан может быть, как в подчинении верховного жреца, так и быть главнее его. Так или иначе, в ордене есть два равнозначных органа управления: Собрание девяти капитанов и Совет семи верховных жрецов. Так же в выборе вектора действий ордена принимает участие особый алтарь, темнеющий или светлеющий от озвученных возможных действий. Как уже понятно, у жрецов и рыцарей есть своя отдельная иерархия. Капитан, командир звена, рыцарь и оруженосец у рыцарей. Верховный жрец, жрец и послушник у жрецов. Описание стандартных артефактов Елленфелек. Все артефакты благословенные и подразумевают активное поглощение, то есть совершение ритуалов в виде молитв. Полуторный меч. Самое распространенное вооружение ордена. Зачарован на крепость и остроту, что типично для многих артефактов. Более уникальным его зачарованием является ускорение действий владельца. Бег, удары, ход мыслей – все это ускорено. Копье. Самое дальнобойное стандартное оружие в ордене. Зачарован на остроту и на создание луча света при пронзающем ударе. Луч магического света может преследовать свою цель на расстоянии до километра. Булава. Самое разрушительное оружие из стандартного в ордене. Зачарован на крепость и на взрыв магического огня при ударе. Не вредит своему носителю и тем, кого тот считает союзниками. Щит. Одно из двух стандартных защитных средств в ордене. Способен накапливать в себе энергию урона чужих атак и усиливать атакующий артефакт владельца, если это стандартный артефакт. Броня. Второе стандартное защитное средство ордена. Защищает владельца от проклятий. Позволяет прятать в себе любые два стандартных артефактов ордена. Может принимать различные виды и расцветки, но так или иначе имеет на себе символику ордена. В зависимости от внешнего вида может сильнее или слабее защищать от физических атак. Внешний вид одной брони генерируется один раз и более не меняется. Все стандартные артефакты ордена четвертого уровня. Артефакты ордена, как и любые другие артефакты подобного рода, имеют разрушительное влияние на разум. В данном случае это выражается в крайней степени фанатизма, и в зависимости от того, как часто и с каким рвением адепты этой организации используют артефакты, это приводит к ранним смертям от переутомления, эректильной дисфункции, недоеданию, фатальным для пользователей артефактов самопожертвованиям, и для тех, кто все же умудрился дожить до преклонных лет, крайняя степень деменции и маразма неизбежны. Для избегания и смягчения этих вредоносных моментов после заданий для рыцарей предусмотрены длительные периоды отдыха в практически принудительном порядке. Но не всегда это помогает, не всегда рыцари позволяют себе отдохнуть, и не всегда задания позволяют отдохнуть. Гильдия это обычное бюро по взаимодействию между Наймитами и теми, кто хотел бы переложить за соответствующую плату на других свои проблемы. Позволяет быстро найти подходящего разумного под любое дело и быстро получить работу для того, чтобы прокормить себя. Чаще всего все новые Пришедшие посещают именно один из филиалов Гильдии, для того чтобы не помереть с голоду. Кто-то остается там, а кто-то идет в иные организации. Часто сотрудничает с пайманами и поисковиками. Так же разумные, которые хотят подзаработать, так же нередко идут к этой организации на поклон. Берет десятину с оплаты любого заказа. Имеет достаточно индивидуальный подход и сама, при помощи менеджеров (чаще всего обычных людей), подбирает подходящий набор Наймитов. Вероятно, крупнейшая организация в мире Хид. Шабаш это организация внутри организации Гильдии. Ее членами является небольшая горстка очень могущественных магов. Цели этой организации не совсем известны. Иногда они поражают своей жестокостью и иррациональностью. А иногда не поражают. Ее члены известны многим, но не своими именами, а прозвищами. Ведьма Пепла, Слепой Мастер Десятипальцевой Печати, Немой, Гильотина Тепла, Фантазер, Сущность Глаз, Свет Сердца, Вор Лиц, Пресквю, Океан Тени. Про членов организации известно следующее. Ведьма Пепла для своей силы должна сжигать разумных существ заживо, и чтобы они были в полном сознании, что является ее ритуалом для активного поглощения. По натуре пироманьячка. Носит с собой мешок с пеплом за спиной. Считает, что огонь может касаться только разумных существ. Расходуя пепел, может призывать пламенных пепла. Это такие разумные монстры, сотканные из огня разумных. Они очень сильны, для атаки используют собственные тела, которые способны раскалить до сумасшедших температур. Правда, этот эффект действует на небольшом от них расстоянии. Могут менять цвет и форму огня разумных, из которого они состоят, таким образом, что могут притворяться обычными разумными, а изменяя звук горения, могут спокойно имитировать речь. За раз Ведьма может призвать таких три штуки. Время их самостоятельной жизни ограничено, и без подпитки быстро умирают, но пока подпитка существует, они бессмертны. Умерла в умышленном поджоге, устроенном тремя неизвестными в довольно малом возрасте, но, не смотря на это, считает свою силу благословением. Пришла в Хид через перерождение в многодетной семье. Пепел отца и матери из той семьи, которые насиловали своих детей, носит с собой до сих пор в отдельной коробочке. Слепой Мастер Десятипальцевой Печати – это мужчина, который способен печатать на телах людей. Правда, из-за преклонного возраста он слегка слеповат, но это не та причина, по которой его зовут Слепым. Просто он действительно освоил слепую десятипальцевую печать в прошлой жизни. Правда, через пять минут он умер от того, что подавился мясом в гордом одиночестве. В мире Хид заменил своим сознанием сознание бездомного старика. Магия его позволяет напечатать на человеке, как на клавиатуре, слова, которые меняют его ближайшую судьбу. Но чем больше букв надо на эти слова, тем больше надо сил. А на второе слово сил и вовсе остается нечасто. Является мастером боевых искусств. Для получения магической энергии ему нужно читать. Так что скоро с его катарактой ему придется читать книги со шрифтом Брайля. Из-за того, что стареет, сил на размахивание кулаками и магию все меньше. Сходит с ума по новым словам. Нейтрален к своей магии. Часто жесток к судьбам иных людей, ибо судьба закинула его, молодого парня, в тело этого старика. Немой попал в мир без изменений. В родном мире он был святым и живым вместилищем бога. Бога одной из самых кровавых, безумных и жестоких сект, о которых только можно подумать. Его тело с детства подвергалась порезам настолько часто, что не осталось нормальной кожи, и весь он покрыт почерневшими от концентрации в них крови бинтами. Языка у него нет, так что для общения он использует бинты и кровь в них. Меняя концентрацию крови в тех или иных местах бинтов, он может делать буквы и символы, кроме того он знает язык жестов, что целиком и полностью покрывает его потребности в общении, которого ему так раньше не хватало. Кроме того, он может делать свою кровь крайне плотной, может слышать через вибрации крови, может бесшумно ходить, смягчая шаг при помощи бинтов. Да, его тело целиком и полностью без всяких прорех в несколько слоев покрывают бинты, пропитанные кровью, если еще не понятно. Они ему как руки, как ноги, щиты, ножи, пилы, языки, рты, уши, кожа. Для своей силы ему ничего не надо, он самодостаточен, так что он генератор. Магию свою считает проклятием, но рад, что все же смог покинуть ту секту, хоть и через смерть. Гильотина Тепла – это разумное существо с весьма странными умениями. Чаще всего он с закрытыми глазами, но когда все же открывает их, то наблюдатель увидит там белки глаз, окружающие – ежик блондинистых волос. Да, у него вместо радужки и зрачка растут волосы. А сам Гильотина ничего нового не увидит, ибо закрытые веки для него слишком тонкая преграда. Видит он мир исключительно в тепловом диапазоне. Но как только он открыл глаза, не стоит стоять там, куда он смотрит, ведь он может и закрыть веки обратно. Его сила работает таким образом, что чем больше его глаза открыты, тем большую зону он выберет и тем больше тепла сможет забрать. В некотором роде это сравнимо с фотоаппаратом с большой выдержкой. Далее Гильотина Тепла сам выбирает, в какой пропорции будет тепло и расстояние. А потом, закрывая глаза, он как бы отсекает тепло от видимой области реальности. К примеру, если взять за максимально холодную точку абсолютный ноль, то для покрытия видимой области в сто метров ему нужно будет пялиться двенадцать часов. Ему не обязательно пялиться в одну точку для выбора области, достаточно просто не моргать. А еще ему не обязательно моргать вообще, так что он может поспать недельку с открытыми глазами и потом превратить в ледяной ад какой-нибудь город. Часто носит солнцезащитные очки. Ненавидит холод, ведь из-за него и помер в завалах снега, будучи в прошлой жизни альпинистом. Перенёсся в новый мир без изменений за исключением, разумеется, глаз. Генератор по источнику. Фантазер крайне пугливый. И от страха может потерять связь с реальностью. А когда реальность теряет связь с Фантазером, в поле его осознания радиусом примерно двадцать метров она начинает разрушаться под гнетом его фантазий. До тех пор, пока он не придет в себя, пространство вокруг него – это сверхопасная зона. Его магию питает пассивная энергия страха, которая непостоянна и от того непредсказуема. Он способен применять свою магию сознательно, но делает это с крайней степенью неохоты. Среди всего Шабаша самый по сути безобидный, хоть и потенциально самый опасный. Считает свою силу проклятием. Сила по механике крайне просто работает. Что он вообразит, то и произойдет. При этом он не может добавить что-то новое, только манипуляции с уже существующим. Если бы он мог это контролировать, то был бы крайне могущественен, но делать он этого не может, и его фантазия, подпитываемая страхом, тут же несется вскачь. Умер во время употребления галлюцинагеносодержащих веществ. При жизни был выдающимся художником. Переродился в самой обыкновенной семье, но однажды его младшая сестра его напугала. Больше семьи у него нет. Сущность Глаз может создавать глаза в местах, которые видел или видит в данный момент своими собственными родными глазами, при этом глаз заменяет собой часть материи в месте, на котором был создан. Через эти глаза он способен следить за другими столько, сколько его душе угодно. При этом одновременно он может создать до одиннадцати глаз. Правда, когда он пытается через все эти глаза смотреть, он совсем сосредоточен на них и не может воспринимать и взаимодействовать с окружающей средой. При жизни был вуайеристом и получал сексуальное удовлетворение, просто наблюдая за другими людьми. Умер от того, что слишком активно наяривал на свои наблюдения. Считает свою новую силу благословением. Пассивный по типу поглощения и пользуется самой обыкновенной маной. Занял тело девушки после перемещение в Хид. Свет Сердца в прошлой жизни этого самого света никогда не видела и провела всю жизнь в темноте глубоко в пещерах, питаясь рыбой из подземного озера. Когда впервые вышла на свет, тут же скончалась от разрыва сердца. В настоящий момент ходит всегда под защищающим от солнца зонтом, в плотной одежде, ибо все еще непривычно. Магией может через хорошо освещенную поверхность достать до мест, в которых этого самого освещения нет. Например, до внутренностей других людей. Считает свою силу проклятой, ибо для ее использования надо контактировать со светом как для того, чтобы пополнить запасы энергии, так и для того, чтобы использовать. Для использования силы ей нужно понимать, куда она проникает, так что ей пришлось прочесть множество книг о внутреннем устройстве живых существ. Очень хорошо все слышит. Перенеслась в мир Хид без изменений. По Вору Лиц невозможно сказать, кто он или она на самом деле. Известно, что в прошлой жизни это был очень красивый человек неизвестного пола. Настолько красивый, что его отец хотел его изнасиловать, а мать ему завидовала. В итоге она же и срезала ему лицо, чтобы не совращал любимого мужа. После чего отец выкинул его на помойку, где Вор Лиц и умер от голода и переохлаждения. Сейчас же у Вора Лиц до сих пор нет лица (по крайней мере, он так говорит). Зато есть нож, которым он может лицо у кого-нибудь украсть. Хотя при этом ему не обязательно срезать именно лицо, достаточно просто куска кожи сопоставимых размеров с любого участка жертвы. Срезанный кусок Вор прикладывает к своему лицу и после этого принимает все физические особенности тела жертвы. Пол, рост, волосы, голос, физические силы, некоторые двигательные особенности типа походки, мимики, набора жестов, немного последних воспоминаний и мыслей жертвы. Когда не отыгрывает роль, не уверен, какую эмоцию должен демонстрировать, так что жутковато лыбится. По типу генерации энергии активен и требует энергии плоти. Сойдет и обычный кусок мяса для пополнения. Считает свою силу проклятием, ибо для использования вынужден уподобляться матери. Пресквю как удильщик, и если ты поймал чувство, что ты забыл какое-то слово, но оно вертится на языке, и ты его вот-вот вспомнишь, то, вероятно, уже поздно, и настало время попрощаться с разумом. Ловит он свою жертву при помощи ловушек в разговорах, так что стоит с ним держать ухо востро. Какие это на самом деле слова, фразы, буквы, широкой общественности неизвестно, но члены Шабаша знают, что любой вопрос, оканчивающийся на «помнишь?» опасен. Умер Пресквю глубоким стариком со старческим маразмом и деменцией. К силе относится нейтрально, по типу генерации энергии он активный и требует энергии общения. Океан Тени маг, использующий поверхности с небольшим, относительно окружающей обстановке, освящением, но не полностью без света. В них он способен спрятать все что угодно, в том числе и себя. Может там утопить других людей, если не будет подавать туда кислород. Может перемещаться между тенями, словно мир за ними – это огромный океан. Умер от того, что лопнула стеклянная стена в подводном городе. По типу генерации энергии пассивен и поглощает энергию теней. Считает свою силу проклятием. Кстати, все члены Шабаша так или иначе представители человекоподобных рас. Техноохотники фракция, отвергающая магию как инструмент к достижению цели. Они не считают себя противниками магии, но соперничают с ней. Хотя в целом это зависит от внутриполитических течений, которых всего два. Первые видят свое соперничество как мирное противостояние темпов развития без прямой конфронтации. Вторые желают задушить магов их же собственными кишками в качестве демонстрации превосходства. Однако, первоначальный замысел основателей этой организации все же базируется на первой крайности. Вторая же появилась из-за того, что нередко маги, видевшие в них угрозу, вырезали филиалы организации в ноль, глумились над живыми, мертвыми и их достижениями в этой сети монастырей. Да, на самом деле Техноохотники это, по сути, монахи-отшельники, отринувшие магию и ушедшие в самые труднодоступные жопы мира Хид, организовавшие там монастыри и объединившиеся в монастырскую децентрализованную коалицию. В монастырях они познают технологии, строят теории, обсуждают добытые из пришедших сведенья. Разумеется, сведенья эти имеют весьма разные корни от банальных вопросов о родных мирах, если пришедший достаточно разговорчив, и до таких же банальных подпаленных пяток, если язык требуется развязать. Монастыри не однородны в познании технологий, какие-то из них могут совершать технологичными методами вещи, которые, по мнению многих, можно совершить только при помощи магии. А какие-то из них успешно смогли склепать себе виагры и утонули в бесконечной оргии, на чем и остановились в развитии на неопределенное время. Хотя и это тоже достижение. Некоторые из монастырей стремились к не самым безопасным технологиям и в итоге сами себя разрушили. А некоторые из них разрушить действительно стоило. В истории этой организации известны случаи, когда технологии, изучаемые отдельным монастырем, были так опасны, что их уничтожение заказывали у магических наемников за круглую сумму. То есть, в некотором роде, шли наперекор своим принципам. Иногда так случается, что в ячейке, где они оказались, немного отличаются некоторые физические постоянные, которые в остальной части Хид неизменны, и из-за этого технологии либо недоступны, либо, если монастырь поспешил, фатальны. Частных случаев достаточно, но действительно старых и успешных монастырей не много, и их можно пересчитать буквально по пальцам одной руки. Монастырь на Гладком озере преуспел в технологиях генной инженерии и клонировании. Монахи из этого монастыря главные пацифисты. А еще они, в некотором роде, бессмертные, ведь после смерти они просто переселяются в тело нового клона. Но самих монахов из этого монастыря не так много, и новых членов они не принимают. Монастырь в Кристаллических пещерах может похвастаться большими познаниями в военных технологиях. Именно этот монастырь охотится на магов чаще всего. Главной их технологией является «доспех мобильный дистанционный» другими словами ДМД. И эти ДМД, на самом деле, дистанционно управляемые антропоморфные роботы, напичканные различным вооружением. Монастырь-в-Облаках самый уединенный монастырь. Его монахи не контактируют с внешним миром, за исключением организации Фонда и других монастырей. Занимаются изучением аномалии невозможности покинуть Хид. Обладают обширными познаниями в транспортных технологиях, в том числе телепортациях. Настолько обособлены, что уже сами не уверены в существовании магов, ибо их не видели пару сотен лет. Монастырь Первых является самым известным и самым открытым монастырем, и обеспечивает страну в своей ячейке всем, чем могут, но главной их специализацией является медицина. Основан на заре монастырского движения, отчего считается древнейшим из существующих монастырей. Одно из лучших мест, где можно получить медицинскую помощь в мире Хид, так что в этом плане он у магов выигрывает. Монастырь-на-Костях может показаться безжизненным местом, но это не совсем правда. Ядро разума, построенное внутри наполненного полуистлевшими останками комплекса, полностью впитало в себя мозги всех организмов в зоне доступа. Оно их поработило и в единую цепь сковало. Несмотря на зловещее описание, на данный момент оно не занимается такими негуманными методами, как насильное извлечение мозгов, и присоединение к нему полностью добровольное. Более того, оно экзаменует мозги, чтобы те не сбили с уже существующего курса мыслей. Монастырь-на-Костях занимается изучением концепции души и разума с научной точки зрения. Монастырь-в-Туманах когда-то был более пристойным местом. Но как-то раз кто-то случайно заразил воздух в ячейке, где находится этот монастырь неопасным для жизни газом, и после этого пошло-поехало. Монахи этого монастыря ебутся без остановки уже сто пятьдесят лет, и их хрен чем остановишь, ведь газ даровал им просто нереальную выносливость и живучесть. Население монастыря растет с немыслимой для других мест скоростью. Известно, что им управляет «верхушка», а именно, самые адекватные монахи, которые сидели в самой высокой башне, до которой довольно тяжелый газ добраться не смог. Уже не так важно, на чем специализировались монахи этого монастыря ранее. Теперь это просто бездумная орда сексуально голодных зверей, управляемых «верхушкой». Управляются они, кстати, довольно просто. Электрическими импульсами, которые идеально доставляют команды через густой туман. К сожалению, члены орды способны только на простые команды, после чего опять срываются на еблю, так что их надо постоянно контролировать, что сложно за приделами их ячейки. Первоначальные основатели монастырей – это жители мира Хид, которые услышали от одного из пришедших о том, что есть иной путь, отличный от магии. Они начали опрашивать всех, кого могут, и проверять работу тех или иных технологических теорий. Постепенно их начали интересовать разные вещи, и они разошлись. С тех пор из общего у монастырей только концепция.
Роли
Название Персонаж Игрок
Боевик Фонда
Верховный жрец Елленфелек
Вор Лиц (шабаш)
Гильотина Тепла (шабаш)
Главный смотритель Монастыря в Кристаллических пещерах (техноохотник)
Главный смотритель Монастыря на Гладком озере (техноохотник)
Главный смотритель Монастыря Первых (техноохотник)
Главный смотритель Монастыря-в-Облаках (техноохотник)
Главный смотритель Монастыря-в-Туманах (техноохотник)
Главный смотритель Монастыря-на-Костях (техноохотник)
Житель
Жрец Елленфелек
Капитан рыцарей Елленфелек
Король
Океан Тени (шабаш)
Пайман
Паймана
Поисковик
Преподаватель Академии
Пресквю (шабаш)
Путишевствинник
Рыцарь Елленфелек
Свет Сердца (шабаш)
Свободный маг
Слепой Мастер Десятипальцевой Печати (шабаш)
Сущность Глаз (шабаш)
Техноохотник
Ученик Академии
Ученый Фонда
Фантазер (шабаш)
Член совета У5
Немой (шабаш) Паат Дамада GoH
Ученый Фонда Адалвальф Менгеле GoH
История

В истории пока еще нет ни одной записи

31 июля
20:17

Адалвальф Менгеле Ученый Фонда

Во время разговора Адалвальф не лез. Не видел в этом смысла. А зачем? Теребил конфетку в кармане есть которую не хотелось, но и отказаться от нее он не решился. Однако Адольф был ученым во всем в том числе и в разговорах. Это не касалось его собственных разговоров, ибо сложно быть наблюдателем будучи участником, но когда таки можно было посмотреть за разговором со стороны и не думать над тем что говорить самому можно Менгеле мог увидеть больше. Что же увидел в разговоре между госпожой Мойрой и мэром Лили Пили?

В целом ничего необычного. Кроме липкого мерзкого чувства, когда вляпался во что-то. Притом не ногами и уже даже не руками. Будто ты туда прямо-таки лицом окунулся и от мурашек омерзения кожный покров рвется на части от напряжения. Волосы же так зашевелились что водят хороводы даже в тех местах о которых в приличном обществе не говорят. А Адалвальф был человеком приличным так что даже в мыслях держал выражения под контролем. Было что-то еще. Что-то менее явное. И так не особо явное омерзение маскировало за собой еще одно чувство. Чувство страха. Что-то странно пугало в неестественно добродушном мере.

—Думаю, что мэр странный. — Все что смог выдать молодой ученый в ответ на вопрос о словах мэра. Возможно когда-нибудь он поймет, что благодаря своей проницательности он такой же прибор, как и те что они взяли в экспедицию. Что вполне может встать со всеми теми гео-, метио- и маночувствительными приборами. А может и никогда. Но прямо сейчас он не хотел доверять себе в вопросе оценки этого человека. Правда при этом глубоко внутри него, внутри его подсознания билось беспомощно билось чувство того что с этим человеком он дел иметь не хочет больше никогда. И хоть это не отразилось в его речи, но явилось на его лице.

А с тем что мэр что-то не договаривает выразил молчаливое согласие.

Интереснее было то что Мойра вскликнула как резанная после того как порылась в венке о змее. Интересно было тем что при стороннем наблюдении змеи там и в помине не было. Теоретически Адалвальф знал, что делать со змеями. Практически же… Учёный не имеет права на страх. А неизвестность — значит лишь то что надо узнать, что за ее завесой. Он взял палку и отодвинув Мойру от отброшенного ею венка. Задвинув ее за себя стал с исследовательской искрой искать что же там такое. Потихоньку палкой раздвигая листья растений он увидел гриб с длиннющей ножкой. Что его удивило намного сильнее какой то там змеи.

03 августа
19:33

Макс Рей / Мила Рей Поисковик / Боевик Фонда

Не активен

– Эй, Мил. А эта рыжая стерва что, женщина? – Эф огорошила Рей вопросом, не успев отойти от учёных на приличествующее для подобных тем расстояние.

Миле оставалось только кивнуть. На взгляд девушки, Мойра хоть и была шибанутой на всю голову чудачкой, как большинство учёных, но на парня уж точно не походила. Очевидно, в родном мире Эфман наблюдались ярко выраженные проблемы с мужиками.

– А грудь где? Если её нет, то как мне понять наверняка, а? – не унималась Нейта, сама смахивающая на не успевшую развиться девушку-подростка.

– За яйца пощупать, – хохотнула Мила тоном человека, уверенного в своей внешности.



– Думаю, ситуация пахнет хуем, – вещала Эфман и Мила в общих чертах была с ней согласна. Они обошли «Весёлую таверну» по периметру, но мест, куда бы мог запропаститься Том, в округе не обнаружилось.

«Не привлекать внимание» – смешно. Да их экспедиция в этой ячейке бросается всем в глаза так же, как банда клоунов в женском монастыре! Последняя собака и та узнаёт в них эмиссаров Фонда. И, словно подтверждая мысли девушки, к ним, дружелюбно виляя обрубком хвоста, подбежал питбуль. «Даже собаки здесь не брешут, а идиотски улыбаются», – устало подумала девушка и погладила пса.

Эф продолжала рассуждать о потерях, странностях ячейки и значении слов Макса.

– Ну почему же не предполагалось? – нехотя возразила Мила. – У Фонда есть нормы потерь личного состава. Для нашего класса сложности экспедиции, кажется, нормой считается потеря двух и менее разумных, – девушка вежливо умолчала, что обычно «потерями» становятся наёмники из Гильдии.

Неожиданно Эфман остановилась и уселась, где стояла, прямо на траву. Наёмница сетовала на бесполезность поисков в чистом поле, без информации о том, куда и с каким поручением отправлен Том. Мила была абсолютно согласна с напарницей, потому, размышляя, уселась рядом. Солнышко припекало, пели птицы, запах трав стал более тягучим, дневным. Хотелось распростаться в тени и подремать, а не идти туда, не зная куда, и искать то, не зная что.

– Дай мне свою руку, – сказала Эфман.

– Зачем? – удивилась Мила, машинально протягивая её спутнице.

Никакого подвоха девушка не ожидала. А зря. Та резко выхватила нож и полоснула по ладони.

– Ты что, с ума сошла? – зашипела Мила разъярённой кошкой, мгновенно разрывая дистанцию и выхватывая клинки.

Эфман в этот момент совершала странные движения, похожие на ритуал, удерживала кого-то невидимого и бормотала что-то невнятное.

– Ты… – Мила осеклась. Кровь, капающая с её ладони, не долетала до земли, а таяла по дороге вниз. Внезапно, будто подхваченные сильным порывом ветра, рубиновые капли изменили траекторию, взметнулись вверх и в сторону, устремились туда, где на пригорке виднелись радостно-зелёные крыши деревни. Мила ошарашенно уставилась вслед взбесившейся жидкости.

Безумства Эфман прекратила так же внезапно, как и начала:
– Судя по всему искать нужно в том направлении, – наёмница деловито указала в сторону, куда улетели капли. – Поспрашиваем местных, вдруг кто-то видел, куда ушел этот засранец. Может, как раз и найдём его в той деревне, – голос Эфман опять звучал спокойно, и на ненормальную она больше не походила: привычно размеренно вытирала нож и заботливо предлагала Миле бинты.

– Не надо, – фыркнула девушка, глядя на неглубокий порез и зажимая его пальцем. – Зачем набросилась? Нормально что ли попросить не могла?

– В деревню? – Мила с сомнением посмотрела в указанном направлении. – Ты ж видела этих малахольных. От них толку... – и тут девушку осенило. – Слушай! А ты права! Я знаю, где они нам всё расскажут.

И, охваченная новой идеей, Мила целеустремлённо зашагала по направлению к белым дымкам, жизнерадостно вьющимся из деревенских труб.

– Не смей там ни в кого ножиками тыкать! – поучала Мила на правах командира, пока девушки приближались к жизнерадостным, но не слишком аккуратным строениям. – И улыбайся, будь дружелюбнее. Помни, мухи слетаются на мёд, а не на уксус.

Искомое Милой место нашлось достаточно быстро: отдельно стоящая хибара характерного вида с названием «Весёлый трактир». Ещё раз напомнив Эфман о необходимости дружелюбия, Мила зашла в зал и с обольстительной улыбкой обратилась к хозяину заведения:

– Бутылку гоховки мне и моей подруге. Закуску из морепродуктов.

–––––––––––––––––––––––––

Отличные яблоки в этой ячейке. Сочные, хрустящие, ароматные. Макс съел одно и сорвал второе.

Втер трепал гранатовые кудри Мойры, с хвостом она была ещё более очаровательна. Выражение лица постоянно менялось, как перемежающиеся ветром пряди. Улыбалась. Мило, но иронично. Хмурилась. Опять улыбалась. Плавная, неторопливая жестикуляция то и дело срывалась в резкие чёрточки и точки. Девушка нервничала.

Макс был достаточно далеко, чтобы не слышать слов Лили Пили, но искренне удивился бы, узнав, что мэру захолустной ячейки известен профиль научных трудов учёной. Тех трудов, о которых никто, ниже уровня У3 знать не может.

Беседа с мэром окончилась, а учёные не выглядели воодушевлёнными и с криками «Мы поняли, куда делся Том» никуда не бежали.

– Змея! – внезапно завизжала девушка.

Рефлексы сработали быстрее, чем Макс успел о чём-либо подумать. Через несколько секунд он уже стоял рядом с учёными. С обнажённым мечом и сузившимися от адреналина глазами.

Как раз в этот момент Менгле ткнул палкой в венок и явил свету… гриб. Всего лишь гриб! Но отступать было поздно. Макс поднял правую бровь, что, до некоторой степени, можно было считать улыбкой, и протянул то, что всё это время сжимал в левой руке:

– Яблоко не хотите? В этой ячейке отличные яблоки.

05 августа
21:20

Нейта Эфман Член Гильдии

Не активен

— Я и попросила нормально. — пожав плечами сказала Эфман, наблюдая, как кровь Рей на лезвии клинка будто бы всасывалась внутрь красно-чёрного металла. Ей теперь не было нужды чистить своё оружие, любая пролитая ею кровь попадала прямиком к Великому, — Вот теперь хер вы у меня вежливости дождётесь, раз не умеете ценить эти редкие моменты!

Нейта ожидала дальнейших действий командира и его решений. То что она всё-таки пошла по дороге, что им указал Великий, не удивительно. Удивительно с каким энтузиазмом она туда пошла, хотя изначально относилась к этому скептически.

— Эй, меня то подожди!

Девушки начали идти по тропинке и приближаться к небольшой деревушке. Чем ближе они к ней приближались, тем сильнее искусственные органы чувств Нейты ощущали что-то непонятное в воздухе. Ещё как только они вошли в ячейку эти чувства не покидали религиозную фанатичку, однако вблизи населённых пунктов эти чувства лишь усиливались.

— Знаю, знаю, вы заебали мне об этом говорить! Я не дура тупая, прекрасно понимаю свою задачу и за что я деньги получаю! — возмутилась девушка, однако чувства агрессии на мгновение испарились, после того как Эфман непроизвольно чихнула, закрывшись руками — Блядь... Не бойся, если не спровоцируют, не пырну!

С трудом натянув улыбку на лицо, Эфман вошла вслед за Милой в какой-то трактир, где командир заказала выпивку и закуску в виде морепродуктов.

— Море... продуктов?.. Что это?

Не удивительно, что наёмница не знала что это. Её родной мир представлял собой полуразрушенный войнами и радиацией мир, пустоши, все моря либо высохли, либо были засорены. Про слово "море" она узнала только в восемнадцать из рассказов одного Даэриана. От него же она узнала, что знаменитые Свистящие Осьминоги Пустошей являются мутировавшими потомками Осьминогов Обыкновенных, что заселяли моря в довоенные времена. Мясо их родичей довольно вкусное и питательное. Посмотрим что могут предложить в этом мире.

— И какой у тебя план? — поинтересовалась Эфман, убедившись, что никто их не подслушивает, — Навряд ли ты захотела просто побухать здесь...

Ещё один чих.

— Чёрт, да что же это такое?!

И ещё один.

— Что б тебя!..

Ожидая заказ, Эфман старалась провести время с пользой, так что её внимание было зациклено на двух вещах: на сидячей рядом спутнице и других посетителей трактира. Сделав вид, будто чешет за ухом, наёмница настроила слуховые импланты так, что бы хорошо слышать каждый шум в помещении.

— Какие к нам симпатичные барышни пожаловали. — говорил один из гуляк.

— А они случаем не из той группы, что остановилась в "Весёлой таверне"? — спросил его сосед.

— Один уже заходил к нам. Интересно, что им нужно?

Можно было бы послушать ещё немного, но множество шумов мешали Эфман сосредоточиться на чём-то конкретном. Разговоры посетителей, шум готовки на кухне а ещё множественные скрипы на втором этаже, так что девушка решила пока отложить это дело и перевести своё внимание на выпивку. Им как раз уже принесли бутылку гоховки и закуску в виде сушеных кальмаров, так что Нейта без раздумий налила себе стакан и сделала глоток.

08 августа
21:27

Джерри Мойра Ученый Фонда

Вышел из игры

— Спаси-и-ибо! — нежно протянула Мойра, покачав головой из стороны в сторону в блаженном жесте, улыбаясь и тут же выхватила из рук Макса сочное красное яблоко, незамедлительно вцепившись в мякоть зубами и...
Застыла, не отнимая яблока ото рта. Начала переводить взгляд с Рея на Менгеле, с Менгеле на Рэя.
Подняла указательный палец в жесте «молчать» и откусила кусочек плода. Прожевала. Снова укусила и так три раза в священном молчании.
Она в этот момент явно наслаждалась вкусом, смакуя каждый укус, не торопясь, не спеша и  по лицу не было видно ни морщинки мыслей, ни рубца раздражения. Умиротворённое молчание, прерываемое лишь хрустом яблока.
— Небо голубое, трава зелёная, яблоко бесподобного вкуса... — вдохновенно начала она, будто декламируя стихи, проводя руками в воздухе так, что казалась сейчас от их следов засияет радуга — А ты такой бессовестный, что решил вместо отдыха гулять и собирать яблоки. Какое совпадение, что рядом со мной и Адалвальфом. — продолжила она со всё той же улыбкой и игривостью в голосе.
Однако выглядело и звучало это всё намного угрожающей, чем если бы она закатила бы здесь сцену разгрома своего подчинённого.
Она обошла Рея сзади, положив свою руку ему на плечо и даже спиной можно было почувствовать как она улыбалась. Нехорошей, нервной улыбкой.
Он чувствует её дыхание на своей шее?
Пришлось даже встать на носочки, чтобы он раслышал её шёпот.
— Как самочувствие, Максиммильян? — его имя она специально произнесла медленно, едва ли не по буквам. Возможно в её голосе можно было раслышать нотки «Я убью тебя во сне»... Неискренная спокойность и напускная доброта, а за ней холод и раздражение. Страх. Безмолвный, притаившийся в глубинах сознания страх, который она пыталась задавить всем своим хрупким существом.
Она отошла от мужчины, оттягивая рукава пиджака. Вздохнула.
Села в траву, скрестила ноги и закрыла глаза. Раздался хруст. Девушка доедала яблоко. Веера из густых бабочек-ресниц то и дело дрожали. Она не говорила ни слова и всё её существо посылало сигналы о том, что никто тоже не может сейчас прерывать тишины.

Душа в эфире.
Она плывёт и течение настолько сильное, что её водоворотом уносит в глубины сознания.
Под.
Подхватывает что-то со дна железным крюком и тянет наружу.
Всплеск и они на поверхности. В колодец светит Луна.
В руках?
Что?
Не меньше, чем Вселенная.

Открыла глаза. Улыбка коснулась губ. На удивлённые взгляды и недоумение она не обращала никакого внимания.
Поднялась на ноги, отряхивая грубую ткань штанов.
— Макс, скажи, ты можешь попробовать отследить Тома по его вещи? Даже если она долгое время находилась у меня? — она протянула парню огрызок от яблока.
— Упс! Не то! — он тут же полетел через её плечо в траву.
Отвернувшись от мужчин она начала растёгивать пиджак, роясь во внутренних карманах.
Нашла!
Застегнув тщательно одежду на все пуговки она повернулась и протянула поисковику порванный, состоящий из пяти узких ремешков браслет с деревянными бусами, нанизаными на ремешки. На каждой — непонятные никому кроме Мойры символы.
— Не спрашивайте даже... — пресекла она возможные вопросы. Действительно, откуда у неё браслет Тома?
— Адалвальф, можешь... Можете... — было хотела исправится она, а затем с нажимом все-таки протянула так, как считала верным — можешь взять гриб? Уж очень странно то, что его вплели в цветы. Ещё страннее то, что я никогда не видела таких. Держи только подальше от меня. Омерзительное нечто!

По дороге — а Макс выводил их к одному из населённых пунктов — Мойра раза три спросила поисковика о его состоянии. Даже не смотря на неприятную историю с их внезапной встречей она волновалась как бы ещё один сотрудник, а особенно такой ценный, не «потерялся».
План же на распрос местных жителей пришлось отложить. Как же делать всё в тайне, когда вокруг вьётся так много лишних фондовцев?
Переместила взгляд на своего коллегу-учёного, пытаясь отследить его мнение на этот счёт на его лице. Интересно, о чём он думает?
Смотрела она на него до неприличия долго, что не осталось без внимания самого Менгеле.
— Тебе очень идут очки, Адалвальф! — сквозь смущённый смех протянула Джерри, отводя взгляд, чуть оттягивая копну волос из-за ленты, чтобы закрыть алеющие щёки.
Процессия из учёных и поисковика прошлась мимо трактира с вывеской, на которой ядрённым жёлтым цветом было выведено «Весёлый трактир» и завернула за угол.
Совсем маленькая, но до тошноты ухоженная, чистая площадь встретила фондовцев. Воздух здесь казался ещё слаще, даже приторнее.  
— Смотри-ка... — девушка села у одного из домов на корточки, указывая на россыпь грибов с тонкой ножкой.
По коже пробежали мурашки, невольно девушка поморщилась.  
— Мне совсем это не нравится, друзья...
Пройдя чуть дальше они нашли ещё пару рассадников этих самых грибов.
А Тома всё никак не удавалось найти.

— Я больше не могу... Я умру от разрыва сердца, я больше не хочу искать его... Надежда покидает меня... Тошнит от этого воздуха, а все мысли просто уходят из головы... — в своей манере начала жаловаться Мойра —  А ещё я хочу есть...

11 августа
19:55

Адалвальф Менгеле Ученый Фонда

Вдруг к нам выпрыгнул тот поисковик. Кажется, его Максом звали? Дуболом и вообще не самый удобный для них сопровождающий которого стоит держать в стороне до появления необходимости в нем. Но вот он тут. Вообще сказать стоит и то что он помеха лично Адалвальфу. Но фактически для него все тут помехи. Чем меньше останется от экспедиции, тем лучше для Адольфа, если он все сделает правильно и доживет, разумеется. Чем меньше выживет, тем больше заслуг присудят ему. Так он думал своей более жесткой, черствой стороной. Но эта иррациональная жадность ему не к чему. Никогда не поздно идти по головам, но не тогда, когда требуется терпение. Иначе в решительный момент терпения может и не хватить.

Но все же с Максом надо что-то делать. Взять на себя ответственность и раскрыть часть задачи для того что бы эффективнее справиться с задачей? Тогда возможно из единицы в данный момент не самой удобной он может стать самым полезным инструментом и возможно даже не только лишь на эту экспедицию. Можно так же промолчать. Но молчание — это фактически, в данной ситуации, перекладывание ответственности на госпожу Мойру. А по-честному так то тот, на ком ответственность тот и получает награду за успех. Можно конечно сработать более пассивно и ждать более подходящего случая, но зуд по месту которое должно принадлежать доктору Менгеле словно белый шум забивал мысли и мешал рассуждать. Мешал ослаблять хватку независимо от всего. Можно так же сыграть менее честно, но бесчестие может заложить непрочную основу его будущему положению. Помеха такого рода недопустима.

Но стоит действовать сейчас? Нет лучше чуть понаблюдать. Так он поймет, что стоит сказать. Главное, чтобы не было слишком поздно.

В конечном итоге он просто хмыкнул, пожал плечами и кивнул в довешении Максу выражая благодарность.

На просьбу коллеги взять гриб он лишь чуть скривил лицо и достал мешок для взятия образцов из плотного материала в который и положил гриб внутрь. Разумеется, делал он это не руками, а подцепив палкой. Конечно Адалфальф довольно любознателен, но трогать непонятные подозрительные грибы его не тянуло.

Дальнейшая дорога была без особых происшествий. Ведший их Макс шел впереди за ним Мойра и Менгеле. Внимание своей коллеги он заметил давно, но не мог понять с чем это связанно. И ему пришлось посмотреть в ответ, что бы взглядом спросить в чем дело.

—Тебе очень идут очки, Адалвальф! — Сказала она. Но для чего она это сказала? Точнее, что этим она хотела сказать? Может это намек? Но на что? В очках прозрачные стекла. Может это намек на то что быть более прозрачным с Максом?

Решив, что ошибочно интерпретировал сказанное и можно уточнить позже действия Адольф воспользовался высказанными жалобами Мойры.

—Предлагаю для начала найти остальных и предупредить. То, что нас может там ждать должно быть опасным. Не стоит лезть на рожон. — Адалвальф поправил очки и серьезно посмотрел на ученую. — Одного члена группы мы уже потеряли.

Тем временем на улице погода лучше не становилась. В далеке гремел гром, а порывистый ветер нес на себе тяжесть черных облаков.

14 августа
15:22

Событие

(Ячейка «Месть ЛуМанчкСтрата», дом семьи Пили)

Однажды в студеную зимнюю пору маленький Лили нашел книгу. Он не знает, как именно, но она оказалась у него на животе пока он спал. Словно она оказалась там сама по себе.

…Ведь так и есть…

Это была явно не новая книга в твердом переплете из кожи и рельефом из окислившейся меди в виде грибов. От самой книги веяло духом болота, затхлости, гнили и еще чего то ели уловимого, но такого что будто череп изнутри покрывается плесенью. На медном корешке было написано «Король грибов».

Маленький Лили шмыгнул носом и открыл эту толстую кнеженцию на случайной станице. После этого его пробило мерзким чувством в спину будто его кто-то лизнул вдоль позвоночника язвенным и склизким языком.

Книга началась со слов «Здравствуй личинка Грибного Короля сегодня ты перестанешь быть собой отныне и до конца…»

…Ведь так и будет…

Однажды маленький Лили заблудился в зеленой душной чаще в месте куда не проникали солнечные лучи, где все было в тени деревьев. Он не помнил, как и когда тут успел оказаться, но казалось, что он уже давно не видел солнца. Глядя на то как листья не пускают солнце к нему он так хотел, чтобы хоть один порыв ветерочка разметал их, но в душный лес не мог проникнуть ветер.

Сидеть далее не было смысла, и он встал. Встав он пошел. Пойдя он ушел в глубь леса. И что же он там нашел? Гнилой труп двухголового оленя в котором давно поселилась большая дружная семя опарышей. Труп лежал и отдыхал, а опарыши работали день и ночь обустраивая свой быт.

—Куда ты идешь? — Спросила правая голова густым и липким словно клей басом.

—Да! Куда ты идешь? — Завторили ему на разный лад писклявыми голосами опарыши.

—Я хочу найти дорогу от сюда. — Ответил маленький Лили.

—Когда обращаешься к нам говори «Ч̷̨̘̞̙̃́͜у̵̡̧͉̤̰̰̪̟̦̯̲̞̗͓̲̉̽͛͊̕д̶̛̛̗͚̺̤̲͋̓̂̍̒̃̈̀̈́͘о̵̧̋͒̇͌в̸͈̝̹̩͓̪̻̗̫͋͐͜и̵̡̛̩͕̖̥̭̒̏̾̑̍͒̀̾̅̀̄ͅͅщ̷̛̼͍̪̱͍͈̼̮̜̮̆̿̔͒̔͆н̶̢̛̭̣̥͖̪͖̼̇̊͐̕͠ͅы̶̨̱̪͇͖̘̎͆̈͌̋͌̃͌͝ͅй̴̛͇͗̄̌̒͒̕͘͝ ̴̱͙̠͚̪͚̪̣̐̋̏̏̇͛͐͘͝ͅГ̸̡̨̭͍͕͇̺͚̪͇̘̙̼̞̣͌͆̾̓͋̆̇͂̏̾̒̇̂͝о̶̢̧̲̫̮̺͇̫͈̳̖̼̃̏̊̍̋͜͝͠с̷͔͋̂̾п̸̢̥̜̝͋͝о̴̢̧͕̮͍̳̥̅̈̿д̷̧̡͉̮̮̤̗̰̣̽̐̑̑̈́͑̔̿̒̾и̴̡̢̱͖̮̺͆̀͂̎̇̀̐͐̎̋̉̕н̵̡̡̲̯̗̟̣͚̻̮̭̬̠͔̘̮͇̥̔͘͜ͅ» — Приказным тоном зашипела в немом бешенстве вторая голова и молчаливый хор зашептал наперебой и многозначно смолк.

—Я хочу найти дорогу от сюда Ч̵͔̮͚͍̮͕̝̱̠̆̒̑̍͛̂́̈́͆̓̇̚у̴̢̛̮̥̬̙̠̬͍̾̑̆̇̂̐̽̓͌̈͘͘͠͠д̸͔̳̬͓̫̫̉̕̚͠͠ͅӧ̸̛͉̹͍͕̰͌̐̇͗͗̀̄̿̑̔̚͘͜͝в̴̨̛̞̣̻̈̿͐͊̓͋̉̾́͘͝ӥ̸̢̦̝̤̬̝̠̭́̃̍͑̚͠щ̸̫̪̪̯͔̲̱͕͉̄̀͛͋̈́̓͂̂̐̃̈́̋̑̀̚н̴͈̠̤͕̣̫͋͋̌͘ы̵̢̱̞̝̼̿̉̀͒̎̕͝й̶͔̭͙̤͙̓͛̿̂̓̀ ̶̡͚̪̮̩̜̮̙̳̻̦̺̦̹̤̿͋Г̴̬̬̺̲̋́̑́̐͝͠о̵̡̨̛͈̹̳̟̫̱̯͎͋͆́̋̇̕с̷͓̰͓̗͈͒̆̌̽͗̓̓̊̽̏п̴̨͈̟͉̯̝̹̪̻̜͋̔̓̃ӧ̵̧̞̜̫͖̼̳̰̣̞̠͖͓́̂̃̓͜ͅд̶͎̈́͗̅̂̋̐̋̃̒̚͝͝и̵̡̛̲͈̖̱̭͎̘̉͐̀н̴̡̨̩̣̝͓͙̳̲̘̳͉͓̍̐̀̈́̕͠.̸̞̩͠ ̡̘̮͇̥ — Сказал маленький Лили и склонил свою голову.

—Нам нравится твои манеры, но не стоит кланяться. — Сказала левая голова басом и пищащие опарыши так же поддержали его. «Не стоит», «Нам нравится», «не кланься» говорили они.

—Я хочу найти дорогу от сюда Ч̵͔̮͚͍̮͕̝̱̠̆̒̑̍͛̂́̈́͆̓̇̚у̴̢̛̮̥̬̙̠̬͍̾̑̆̇̂̐̽̓͌̈͘͘͠͠д̸͔̳̬͓̫̫̉̕̚͠͠ͅӧ̸̛͉̹͍͕̰͌̐̇͗͗̀̄̿̑̔̚͘͜͝в̴̨̛̞̣̻̈̿͐͊̓͋̉̾́͘͝ӥ̸̢̦̝̤̬̝̠̭́̃̍͑̚͠щ̸̫̪̪̯͔̲̱͕͉̄̀͛͋̈́̓͂̂̐̃̈́̋̑̀̚н̴͈̠̤͕̣̫͋͋̌͘ы̵̢̱̞̝̼̿̉̀͒̎̕͝й̶͔̭͙̤͙̓͛̿̂̓̀ ̶̡͚̪̮̩̜̮̙̳̻̦̺̦̹̤̿͋Г̴̬̬̺̲̋́̑́̐͝͠о̵̡̨̛͈̹̳̟̫̱̯͎͋͆́̋̇̕с̷͓̰͓̗͈͒̆̌̽͗̓̓̊̽̏п̴̨͈̟͉̯̝̹̪̻̜͋̔̓̃ӧ̵̧̞̜̫͖̼̳̰̣̞̠͖͓́̂̃̓͜ͅд̶͎̈́͗̅̂̋̐̋̃̒̚͝͝и̵̡̛̲͈̖̱̭͎̘̉͐̀н̴̡̨̩̣̝͓͙̳̲̘̳͉͓̍̐̀̈́̕͠.̸̞̩͠ ̡̘̮͇̥ — Сказал маленький Лили гордо глядя во все тридцать два оленьих глаза.

—Да как ты м̶̧̰̤̝͍̣̬̞̫̼̬̰̙̪̱̀̅̂͂̂͊̃͗̀́͊̑̕͝а̴̨̯̖̺̳̣̲̖̖́̑̅̂̎̀͊͋̈́͛̌ͅл̶̧͙̗̰̟̬̂̍̒̅̃̿̏̎̔͘е̶̨̛̛̯̘̬̙͍̯̳̲̗͍̓̐̍̓̎̐͗̐̔͆͘͜͝͝ͅн̵̛̬̗̬͗̐̓̀͆̎͑͐̚͝ь̷̙̯̙̮̎̍̽͝͝к̸̢̜̩̟͔͉̦͎͐̏̽͒̑͗̾͌̀̃̊̅ͅи̶̱̦̲̩͙̎̃̌̀̆͒̌͜͝ͅй̶̰̥̈́͊̎̉͊̇͐̆́͘͠ ̷̧͈͖͎̞̦̬̘̙̜̉̀̌̈̌̈́͋̈́̀̈́̉ѓ̵̡̡̱̫͙͕͎̞͖̜͔̓̊͊̾̈͐͆͘͘̚ͅн̶̧̩̹͔̾͘о̴̰͉̣͔̭̠̎̋͊̈̊̒̆̆̌̂̀̀͂̌͠ͅй̵̫̔͌̆͋͋̇̾͆̿̓̋͘н̸̧̛̛͍͖̘̲̘͖̼̤̉̉̄̑̍̒̉̌̈́̅͐̿͜͜͠ы̴̡͙͎͕̞̅͌̉̒͒͝͠й̸̨̨̦̭͉̠̳̼͎̑̿̇̀̏͌̐̑͑ ̶̡̛͖̺͖͕͎̟̳̘͙̳̪̀́̀̔̀͂̋̓͂͜ў̸̯̥̫̳͈̞͕̊̐̂̈́́̈͊̋͘͠͠б̶̡̢̧̪͎̖̍̂̉̓͑͆̆̚͝л̴̤̙̖͍͒̅͊̊̐́͂̈́̚͝ю̵͔̙̓͛̉̆̀̍͆͒͐͝д̵̧̛̥͉̞̈́͛͌͋̉̏̒̓͝͝͝ӧ̷̢̖̳͍̣͇̦͍́͋̓̒̀͌̾̌̊̈́ќ̸̙̺̀̌̍̀̆͘ посмел так смотреть на нас?! —Разбегающимся от страха мыслям сказала левая голова и слизала рукой со своей морды гордость маленького Лили рукой, появившейся изо рта.

—Я хочу найти дорогу от сюда Ч̵͔̮͚͍̮͕̝̱̠̆̒̑̍͛̂́̈́͆̓̇̚у̴̢̛̮̥̬̙̠̬͍̾̑̆̇̂̐̽̓͌̈͘͘͠͠д̸͔̳̬͓̫̫̉̕̚͠͠ͅӧ̸̛͉̹͍͕̰͌̐̇͗͗̀̄̿̑̔̚͘͜͝в̴̨̛̞̣̻̈̿͐͊̓͋̉̾́͘͝ӥ̸̢̦̝̤̬̝̠̭́̃̍͑̚͠щ̸̫̪̪̯͔̲̱͕͉̄̀͛͋̈́̓͂̂̐̃̈́̋̑̀̚н̴͈̠̤͕̣̫͋͋̌͘ы̵̢̱̞̝̼̿̉̀͒̎̕͝й̶͔̭͙̤͙̓͛̿̂̓̀ ̶̡͚̪̮̩̜̮̙̳̻̦̺̦̹̤̿͋Г̴̬̬̺̲̋́̑́̐͝͠о̵̡̨̛͈̹̳̟̫̱̯͎͋͆́̋̇̕с̷͓̰͓̗͈͒̆̌̽͗̓̓̊̽̏п̴̨͈̟͉̯̝̹̪̻̜͋̔̓̃ӧ̵̧̞̜̫͖̼̳̰̣̞̠͖͓́̂̃̓͜ͅд̶͎̈́͗̅̂̋̐̋̃̒̚͝͝и̵̡̛̲͈̖̱̭͎̘̉͐̀н̴̡̨̩̣̝͓͙̳̲̘̳͉͓̍̐̀̈́̕͠.̸̞̩͠ ̡̘̮͇̥ — Глядя со стахом пролепетал маленький Лили.

—Нам не нужен твой страх, оставь его при себе. — С гордостью маленького Лили сказала правая голова гнилого оленя. От чего опарыши в нем с гордым писком хмыкнули и отвернулись.

Отвернулся и маленький Лили давясь собственным страхом и беспомощностью. Он и не заметил, как тело, его наполовину утонувшее в болоте и приросшее ногами к дну пустило корни. Как тело его покрылось ровным слоем плесени цвета окисла меди. Как сгнил его язык и глаза и в них поселились опарыши которые пищали ему о том, что он видит и что ест.

…Ведь так его мысли и личность сгнили и растворились в й̷͚̥̞̮̤̖̝̠̫̰̻̝͉̺̬̽а̵̨̛̥̙̘̹̘́́̽̓̑͒͜ӭ̸̢̢̲͖̪̭̦̞́͜з̵̨̘͍͕̪͔̺̗̅͐̒ͅл̶̧̩̩̘̖̹͙͗́̒͑ӧ̷̡̛̬̟̹̹̓̄͑̏̎͋̐̕͝͝ͅэ̴̠̞̙̜̩͉̠̉̑̏̅́̏̓̅͐̌̈́̆͝ͅ…

16 августа
19:57

Макс Рей / Мила Рей Поисковик / Боевик Фонда

Не активен

Же-е-енщины. Говорят одно, делают другое, ждут от тебя третьего, а потом удивляются, почему мужчины их не понимают.

Макс наблюдал фейерверк в исполнении учёной. Она радостно щебетала, с наслаждением ела яблоко и, вероятно, была недовольна действиями Макса. О последнем мужчине говорила логика, а не органы чувств. Осязание, зрение и слух сообщали, что красивая женщина положила руку на его плечо и тихо шепчет на ухо, щекоча дыханием шею чуть выше воротника куртки.

Же-е-енщины. То смеются, то плачут, то пытаются командовать. Милка такая же.

Макс наблюдал, как учёная перешла от фейерверка к печали. На бордюр уселась, рукава тянет. Она что, сейчас заплачет?! Макс неловко отвёл глаза. Но учёная не расплакалась, а принялась командовать.

Же-е-енщины. Как сложно понять, чего они от тебя хотят.

Учёная извлекла из-за пазухи браслет Тома. Зачем? Как Макс должен его использовать? Мойра не могла не знать, что поисковики – не служебные собаки, которые выслеживают людей по оставленному ими запаху. Поисковики ищут предметы, путь, ответы на вопросы. У Тома осталась часть этого браслета? Есть второй такой же? Макс хотел это уточнить, но Мойра его осекла:

– Не спрашивайте даже...

«Же-е-енщины», – Макс засунул браслет в карман и сосредоточился на ботинках Тома. Он начал искать те ботинки, в которых горе-ученик пересёк утром порог «Весёлой таверны».

Опасный поиск. Если Тома больше нет, то и его ботинки могли перестать существовать. Макс осторожно, будто спускаясь по скользкому склону, начал настраиваться на поиск. Шаг, ещё один. В любой момент готов выскочить обратно, ухватиться за прочную почву реальности. Но ощущение ясное, вполне обыденное, почти такое же, как когда Макс по утрам парные носки у себя в шкафу ищет.

Теперь всё внимание Рея уходило на поиск, поэтому на заботливые вопросы Мойры мужчина отвечал скупо, невпопад, а иногда и вообще не замечал.

Поиск вёл его к ближайшему населённому пункту, мимо таверны к центральной площади – маленькой и ухоженной, под стать самому городку. Макс не обратил внимание на грибные клумбы – они не были связаны с ботинками Тома. Пока его спутники изучали флору он нырнул в проулок между домами, где были выставлены мусорные баки. «Мистер и миссис Лили Пили» – гласила надпись с вензелями на почтовом ящике хозяев дома.

Поисковик ощутил пульсацию, тёплые волны накатывали, цель совсем близка. Макс заглянул в баки… Да! Он коснулся ботинок Тома. Рядом лежали куски изодранной, серой одежды. Хорошо узнавались рукава и штанины ученика. Разрядка. Сладостная разрядка завершения поиска. Ни с чем не сравнимое блаженство.

– Я больше не могу... Я умру от разрыва сердца, я больше не хочу искать его... – стенания Мойры вернули упирающееся сознание Макса к реальности. Учёная тяжело восприняла находку.

Макс смотрел и растеряно мялся. Женская истерика делала его беспомощным.

– Предлагаю для начала найти остальных и предупредить, – неожиданно нашёлся молчавший до сих пор Менгле.

Идея был здравой, да и погода стремительно портилась. Надо возвращаться или, даже, искать укрытие на время непогоды. Макс предложил руку совсем раскисшей Мойре.

–––––––––––––––

«Надо было запретить ей улыбаться», – подумала Мила, глядя на натянутый, как барабан, оскал Эфман.

– И какой у тебя план? – спросила наёмница, понизив голос и стараясь не привлекать внимания окружающих.

– Мой план – поболтать с местными. Фондовцы – такие зануды, – Мила говорила намеренно громко, тоном избалованной девчонки. Кожаный дублет картинно покинул её плечи, обнажая лёгкую блузку с соблазнительным вырезом. Мальчишка с кухни споткнулся, глаза всех посетителей устремились на них с Эфман. Мила осталась довольна эффектом от представления.

Морепродуктами здесь назывались сушеные кальмары и пустошные жуки из пакетиков – универсальная закуска «к пиву», одинаковая во всех ячейках. Иногда Миле казалось, что содержимое этих пакетов не ловят и сушат, а синтезируют из особой массы в монастырях техноохотников.

Гоховка, по традиции Хида, продавалась в запечатанной бутылке. Мила взяла пузатую ёмкость и предприняла демонстративно беспомощную попытку её откупорить. Затем окинула окружающих трогательно соблазнительным взглядом «дама в беде». «Рыцарь» не заставил обнаружиться: один из подвыпивших местных поспешил помочь.

Благосклонная улыбка, игривый смех, «рыцарь» и его приятель перекочевали за стол девушек, непринуждённая беседа, наводящие вопросы. Когда почти вся гоховка маленькими стопочками перетекла в желудки «рыцарей», девушки были в курсе всех местных сплетен.

– Да он так же, как ваш чернявый, тощий за мэром увязался! – громко заявил раскрасневшийся и начавший распускать руки «рыцарь», но тут же осёкся, поняв, что сболтнул лишнего.

19 августа
17:16

Нейта Эфман Член Гильдии

Не активен

— «Вот значит как...» — пронеслось в голове Эфман, пока она наблюдала за актёрской игрой Милы, — «Как по мне, выбить из кого-нибудь информацию было бы быстрее...»

Понимая, что и ей придётся повторять за действиями Рей, Нейта мысленно обматерила своего командира и "добродушной" улыбкой встретила двух ребят, что любезно решили помочь им в открытии бутылки и составить одиноким дамам компанию. Когда им принесли закуску, девушка долгое время смотрела в крохотные глазки сушенного пустошного жука, зажатого между пальцами, будто бы играя с ним в игру "кто кого переглядит". В конце её резко передёрнуло от плохих воспоминаний и она вернула его в пакетик.

— Я пожалуй... Откажусь от закусок...

Эфман решила доверить Миле все переговоры с этими двумя подвыпившими джентльменами, пусть уж она её простит, с манерами у наёмницы было не очень и Рэй должна прекрасно об этом знать. Так, изредко отвечала на вопросы и через силу терпела, когда в ходе разговора парень что сидел рядом "случайно" прикасался к её открытым плечикам, талии и других мест неприкрытых одеждой. Видимо так принято в этой ячейке, нарушать личное пространство.

— Апщхи! — ещё один чих, который вынудил одного из парней поинтересоваться о самочувствии девушки, а заодно, предложить проводить до местного лекаря, — Ох, спасибо, дорогуша, но я в порядке. Простудилась видимо где-то...

Долгое время Эфман терпела, пока наконец план Милы не дал результата и один из джентльменов проболтался о связи пропавшего Тома со здешним мэром. Видимо не зря он ей не понравился. Хоть Нейта и отсутствовала в его разговоре с учёными, она подозревала, что узнав о пропаже своего ученика Рыжуля спросила бы у местных, не видели ли они его. А те и промолчали...

— Знаете, я всё-таки схожу к лекарю. Невозможно уже жить с этими чихами, хе-хе. Нет-нет, провожать не нужно, спасибо, я всё равно скоро приду. Не скучайте без меня!

Покинув таверну, Нейта с облегчением стянула с лица улыбку и направилась в сторону дома мэра. Что она будет делать? Ну, для начала осмотрит дом, а там видно будет, нужно ли вмешаться самостоятельно или же дождаться остальных. Ориентировалась она, спрашивая дорогу у жителей, говоря что мол "он забыл кое-что у нас, вот, хочу вернуть". И спустя время, она наконец-то вышла к нужному месту.

Что бы с удивлением увидеть остальную часть экспедиции.

— О-о-о, кого я вижу! Вы тоже здесь?! Вот это совпадение! — добродушно говорила Эфман, косясь на проходящих мимо жителей деревни. Она не была уверена, нужна ли сейчас эта дебильная игра в "хорошую девочку" или нет, но подстраховаться всё же стоит, — А мы с Милс тут неподалёку остановились, познакомились с такими замечательными людьми!

Подойдя к одному из учёных, девушка крепко обняла его, как будто встретила старого друга. Позже, она чуть понизила голос и обратилась к Максу.

— Судя по всему, вы тоже узнали о связи мэра с пропажей Тома. Лучше нам встретиться в надёжном месте и обсудить это, — после чего, снова натянула улыбку и обратилась уже ко всем, — Пойдёмте в таверну, здесь не подалёку, там как раз Мила нас заждалась! Она угощает!

24 августа
14:43

Джерри Мойра Ученый Фонда

Вышел из игры

...

09 сентября
13:15

Адалвальф Менгеле Ученый Фонда

Обратно шли в почти полной тишине. За исключением всхлипов госпожи мойры. То ли ее на сопли неожиданно развезло, то ли осознание потери больно ударило по ней. Ясно не было, но если второе, то вероятно управление экспедицией переходит к доктору Менгеле. Что в некотором роде даже радовало властолюбивую сторону Адольфа.

Но по-хорошему чем быстрее они справятся, тем лучше. Изначально было ясно, что задание не самое простое, но то во что оно превращается может обернуться риском того, что никто обратно не вернется. В планы Адалвальфа не входило оставаться навсегда в этой ячейке в виде трупа. Вероятно, стоит быстрее решать проблему и валить отсюда. Бежать-бежать-бежать.

Даже страх который подступил к мыслям ученого был приторно сладким. И омерзительным. Словно ему на макушку вылили мед перемешанный с протухшим яйцом.

Посмотрев в сторону поисковика Адалвальф уже раздумывал о том сколько ему рассказать и что можно утаить. Смотрел он не долго секунду может две. Но за это время он уже смирился с тем, что придется порядочно открывать рот ради произнесения слов.

Тут на Адалвальфа налетела Нейта. Что несколько его перепугало. От дома старосты далеко они не ушли и первое, о чем он подумал, что эти омерзительно милые люди решили и их к себе затащить. А то что начать решили с Адольфа его пугало еще больше. Правда потом он понял, что голос то знакомый и хотел было возмутиться, но взял себя в руки. Ничего хорошего от его возмущений сейчас не будет так что он послушно позволил отвести себя в сторону. Макс и Мойра отправились с ними следом.

Снова тяжелая гнетущая тишина с тяжелыми объятьями. И неуместное веселье окружающих. Настоящий неподдельный смех и веселые голоса редких прохожих пугал своей неизменностью. Все сплошь и рядом бодры и веселы. Ни единого проявления грусти. Ни ростка печали. И ни следа мысли на лицах. Словно тупое счастливое стадо. Кажется, будто бы если сейчас прямо перед их глазами начнется резня и они единого мускула из улыбки не расслабят. Жуткое чувство.

За него Адольф и цеплялся. Это словно давало ему островок нормальности в этом окружении беспричинной накатывающей радости.

Иррациональность настроения окружающих бросалась в глаза все сильнее и сильнее. Словно армия суицидников перед поездом. Это давало удобрения для всходов урожая вопросов. Вопросов, которые задавать вслух Адольф не пытался. Он ощущал, что находится вне безопасного места, которым он пока считал только их веселую таверну.

Впрочем, если кто и обронил пару слов в пути так это Макс с Мойрой идущие позади. Но их голоса вязли в мыслях Адалвальфа. Мыслях, которые перебивали друг друга и занимали все его внимание. Он и не заметил, как его довели до места назначения.