Небольшая комната с одной камерой, рядом контрольный пункт. В камере две кровати, туда помещают редких, желающих нарушить порядок. За ними следит охрана, сидя рядом за столом по другую сторону решетки. В камере горит одна тусклая лампочка. За столом освещения больше, но все равно свету будто тяжело разгонять тьму подземелья, и в комнате нет особой яркости освещения.

20 Мая 2020
02:22

Рикардиэль Унд Мортинэль, Биолог для инкубатора (Таларин) приходит из локации Сеть подземных коридоров

02:22

Рикардиэль Унд Мортинэль Биолог для инкубатора (Таларин)

Не активен

Отряхнув ботинок, мистер М огляделся по сторонам. Хвала всем богам, старым и новым, свет в помещении был немного приглушён и не резал глаз, можно было спокойно осмотреться: небольшой столик контрольного пункта – полностью автоматизирован; далее небольшая комната, где обычно 1-2 человека дежурных, но сейчас не видно никого; и небольшая камера, которая в данный момент непривычно набита посетителями – теми самыми работягами, мечтающими порвать господина биолога на запчасти. Взгляды последних не воодушевляли, кто-то даже плюнул сквозь решётку. Рик ответил демонстрацией среднего пальца.

Что ж, Мортинэль был тут не в первый и, вероятно, не в последний раз. Всего пара шагов, несколько простых операций и снова на свободе. Обычное дело. Рик спокойно подошёл к ресепшену, на котором тут же визуализировалась голограмма девушки:
– Положите руку на светящееся табло, – скомандовала система регистрации.
– Готово! – табло ярко мигнуло, проводя белой полосой по ладони, и сменило цвет на синий.
– А теперь встаньте в круг, отмеченный на полу, и повернитесь чипом в сторону сканера.
– Есть, капитан! – учёный игриво улыбнулся, повинуясь командам. Красный луч сканера прошёлся по всему телу Рика, замедляясь на уровне чипа ритмичным миганием.
– Господин Рикардиэль Унд Мортинэль, – сообщила система, – Вам зарегистрировано нарушение по статье 30.2.8, за мелкое хулиганство, и выписан штраф. Сумма штрафа уже снята с вашего счёта, теперь вы можете быть св...

Долгожданное «свободны» зажевало в шуме скрипяще-репящих звуков, словно в старом поломанном радио. Вместо него из комнаты по соседству появился человек в форме:
– Аааа, это ты, Морти! То-то я гляжу кого там принесло! – полицай по-хозяйски заправил большие пальцы рук себе под ремень. Надо сказать, заправить такие жирные пальцы под туго натянутый под пузом ремень, да ещё и с такой лёгкостью – явно доведенный до идеала навык. Самодовольная рожа ловкача окрасилась кривой улыбкой: – Который это раз за месяц, Морти? Да тебя давно уже пора бы отформатировать. Ишь! Пользуется статусом господина важного учёного, – последнее было произнесено с особым пренебрежением, – А на деле вон – обоссанец!
Ублюдок разразился громким смехом, указывая на штаны Рика.
«Конечно, говна кусок, давно тебя разрядом не херачили. Я б на тебя посмотрел после такого любезного приёма,» – подумал, но всё же промолчал, стиснув зубы. Тише едешь – дальше отсюда. Против системы всё равно не попрёшь, а система его уже, считай, отпустила.
– А знаешь, что самое смешное? – почти уже задыхался от смеха кабан в полицейской форме, – Что домой ты сегодня не пойдёшь! Вот я так решил и всё. И моё слово закон! Ибо нехуй!

21 Мая 2020
02:56

Вход в игру Фрэнк Марен Воин 3 уровень (Экзортар)

Не активен

Парень неспеша шёл по коридору тюрьмы, периодически подгоняемый конвоиром. Спешить ему было некуда: избежать получения "клейма" штрих-кода было уже никак. Да, Фрэнк мог справиться с охраной и сбежать, но покинуть в одиночку территорию Таларина для него было чем-то чуть ли не за гранью реальности. Если так подумать, то Марен за всю свою не особо длинную жизнь уже успел побывать в тюрьмах во всех городах, а в некоторых даже не единожды. Но вот сейчас, в Таларине, был первый раз, когда он так "лоханулся". Если бы Фрэнк вёл учёт своих достижений, то сейчас он бы внес новый пункт: "побывал во всех тюрьмах в роли заключённого". В этот момент его мысли довольно грубо прервали, втолкнув в один из кабинетов. Обстановка в нём была простенькая, но очень аккуратная: отсутствие окон возмещали две яркие лампы на потолке, добросовестно освещающие письменный стол и два шкафа вдоль стен, заставленных какими-то папками. А за столом сидел не особо вписывающийся во всю обстановку кабинета толстоватый полицейский, уткнувшийся в монитор компьютера и что-то печатающий на клавиатуре. Когда к нему привели новоприбывшего, страж порядка поднял на парня прищуренные маленькие свинячьи глазки, казавшихся ещё меньше за счет очень маленькой оправы очков и тут же снова уткнулся в монитор, готовясь вносить новую информацию в базу данных.

-- Имя и фамилия, -- произносит тот заученные слова.
-- Радужный Единорог, -- невозмутимо отвечает Фрэнк. Парень про себя усмехнулся: отсутствие у него чипа, как у других жителей Таларина, дало ему неплохой способ развлечься.
-- Т...ты мне тут шутки не шути. Тоже мне... юморист хренов, -- судя по тому, как мужичок несколько секунд подбирал слова, а потом всеми силами старался придать своему голосу больше уверенности и твёрдости, с подобными выходками он встретился первый раз. Два конвоира в своё время не спешили вмешаться, а только наблюдали за сложившимся спектаклем. Возможно он им тоже поперёк горла стоит, иначе в других местах подобные слова стоили бы Марену как минимум один удар под дых.

-- Сэр, ну я же не виноват, что меня так назвали. Претензии к моим родителям, пожалуйста, -- парень наблюдал за тем, как у полицейского от напряжения покраснело всё лицо до кончиков ушей, а на виске вздулась вена, а Френку просто доставляло удовольствие смотреть на то, как он бесится. Казалось, мужик прямо сейчас кинется на него, чтобы голыми руками придушить отморозка, но тот всё же не стал распускать руки и ограничился только словесными высказываниями о том, что он думает о родителях Фрэнка и где он видел его и всю его семью до пятого колена.

Спустя какое-то время личность Фрэнка всё же смогли распознать и тут же отправили на процедуру идентификации. Пока парню делали на запястье "клеймо", тот немного поморщился от неприятных ощущений, а затем с неприязнью осмотрел свою новую татуировку.

Дойдя до нужной камеры, его привычно развернули лицом к стене, пока возились з замком. После парень остановился в дверях, осматривая помещение, а поняв, что он будет тут не один, умоляюще посмотрел на конвоира-- А можно мне одиночную камеру? -- но его грубо толкнули внутрь и заперли решётку. Марен тут же кинулся назад к двери.
-- Ну пожалуйста! Я вам даже песню спою! -- но поняв, что его слушать его пение, а тем более переводить его в другую камеру никто не собирается, Фрэнк пошел на свою койку, уверенно игнорируя соседа. Чего-чего, а тюремные знакомства ему были са-авсем не нужны.