Персонаж

Калеб

Калеб

Игрок: Wizard
Возраст: 32
Роль: Отшельник из пустошей
Игра: Грань
Локация: Убежище отшельника
Биография:

О прошлом Калеба можно сказать не так много. Он был счастливым семьянином с хорошей работой, полезной для общества. Но в таком суровом мире счастье может быть очень недолгим. Бандитов и убийц стало только больше, и они не упускали возможности поживиться, даже если последствием будет чья-то смерть. К счастью, сам парень не помнит ничего из того трагического дня, когда он потерял не только семью, но и прошлое. Очнулся в незнакомом месте ничего не понимая и не зная кто он, ему пришлось заново познавать истины нового мира.
Напомнив себе историю случившегося с человечеством, он был охвачен идеей того, что вся эта война была подстроена инопланетными захватчиками с целью получить новую колонию. Теперь он жил только этой навязчивой идеей. Хотел доказать свою правоту и вернуть людям прежнюю жизнь, которая была до прихода Даэриан. Все среди людей ему казалось настолько диким и неправильным, что он так и не смог прижиться где-либо, не говоря уже о развившейся паранойе. Ему казалось, что Даэриане следят за всеми в городах и следят за ним. Что они прознают о том, что ведает этот безумец и уничтожат, лишь в пустошах было безопасно, как ему казалось.
Долгое время он провел в поисках укрытия, пока не нашел развалины какого-то здания, которые так завалило валунами, что даже мысль о возможности нахождения чего-то подобного под грудой камней была абсурдной. Внутри было полно старой техники и умелые руки могли сделать из этого что-то полезное. По счастливой удаче, когда-то Калеб был толи механиком, толи программистом, может даже все вместе, но главное, что техника в его руках обретала новую жизнь. Порой, когда детали закачивались, ему приходилось выбираться в города, чтобы украсть или купить разные приборы и механизмы. В своем укрытии он мастерил множество изобретений, которые могли бы помочь ему в его нелегкой борьбе, и орудие для защиты своей территории он незваных гостей.
С годами он смог обустроить это помещение как личное убежище, которое теперь можно было назвать «домом».